Линь Ян Шо
{{flash.message}}

Мастер-класс по прорицаниям: черные конверты

Описание локации:

Специальный раздел, посвященный проведению мастер-классов. Здесь мастера Храма Мудрости дают задания для индивидуальной работы. В каждой теме отписывается сначала сам мастер, затем в установленный период времени все желающие ученики, после этого мастер закрывает тему. Баллы начисляются в соответствии с правилами РПГ, плюс за каждый отыгрыш ученик получает дополнительные 10 баллов. В большинстве случаев к занятиям допускаются персонажи, чей уровень способности/навыка не превышает уровень Послушника. Раздел игровой.

Сообщений: 2
АвторПост
Старший мастер
11.03.2019 01:28

Шэн давно не проводила занятий по прорицаниям, и решила исправить это упущение. Она ждала учеников в чайной в зале с низкими столиками. Перед Шэн стоял свежезаваренный улун, любезно принесенный мастером Айро, который ценил вкус хорошего чая. Помимо этого перед ней была стопка конвертов из плотной черной бумаги, сквозь которую нельзя было подсмотреть, что именно находится внутри. Также перед Шэн лежали свечи и коробки спичек, если вдруг кому-то понадобится этот инструмент работы, листы бумаги и карандаши.

Был полдень. С наступлением осени жара спала, но сегодняшний день был теплым и солнечным и обещал обойтись без редких осенних дождей.

- Здравствуйте, - сказала Шэн собравшимся ученикам. - Вам нужно взять по одному конверту, одному листу бумаги с карандашом и, кому нужно для работу, по одной свече. В каждом конверте лежит фотография человека. Вам нужно почувствовать о нем как можно больше. Все, что вам удастся почувствовать, выписывайте на бумагу, чтобы не забыть. Приступайте.

Фотографии в конвертах (могут повторяться):

Сунь Ятсен:

Дэн Сяопин

Лесли Чун

Жуань Линъюй

Анита Муи

Сун Айлин

Сун Мэйлин

Сун Цынлин

Пу И

Мастер-класс завершится 17.03, приглашаются все желающие.

Для хорошего воина "ты должен" звучит приятнее, чем "я хочу" (с)
Обитатель
12.03.2019 10:11

Вероятно, посещать мастер-класс без каких-то начальных знаний по способности было немного бессмысленно, но сейчас занятий по прорицаниям вроде бы не предвиделось, а Яшви нужно было хотя бы попробовать понять разницу между ними и шаманизмом. В последнее время она много сталкивалась с прорицаниями, и ей справедливо было любопытно о них узнать больше, чем просто ничего.

Она взяла конверт, бумагу и карандаш, но не стала брать свечу, потому что это бы ей никак не помогло в работе. Яшви устроилась в дальнем уголке комнаты, чтобы никому не мешать и ей никто не мешал, положила перед собой все, что держала, и сначала хорошенько подумала о том, как ей понять, что за фотография человека внутри, и что с этим человеком в итоге. У нее был не такой богатый арсенал навыков, чтобы из чего-то выбирать. Яшви просто взяла конверт в руки, задержала между ладонями и закрыла глаза, стараясь почувствовать, что за человек спрятан внутри.

На ощупь конверт сначала был ровным счетом никаким, а потом Яшви начало казаться, что от него отдает какой-то прохладой, но не приятной прохладой, которая бывает в тени густого дерева в знойный день, а прохладой мрачной, влажной, какой-то земляной. Неприятной. Мертвой. В деревне Яшви не хоронили мертвых в землю, их сжигали, а пепел сбрасывали в воду, но она знала, что такое мертвое тело - несколько ее младших братьев и сестер умерло во младенчестве по совершенно разным причинам, и ощущения от конверта были примерно такими же, какие она испытывала, глядя на маленькие тельца, туго завернутые в белые саваны. Человек внутри был мертв, и мертв уже довольно давно, но Яшви не могла сказать, насколько именно давно.

Пока ей больше ничего не удавалось почувствовать. Яшви думала, что, войди она в транс, она могла бы сказать больше, может быть, духи что-то бы ей подсказали, но транс для нее был слишком интимным и личным действием, чтобы входить в него на виду у всех, поэтому этот вариант отпадал совсем. Она не должна была спрашивать у духов помощи, потому что тогда снова вернулась к шаманизму. С другой стороны, если у нее есть возможность пользоваться тем, что она уже умеет, почему бы этим не воспользоваться? Но у нее не было с собой ни четок, ни лент, ни нового ожерелья из лисьих зубов и обточенных костей, которые она могла бы использовать, чтобы войти в контакт с духами. Нужно было справляться самой, своими силами.

Яшви снова сосредоточилась на черном конверте, стараясь почувствовать что-нибудь еще. Сначала она подумала о том, что внутри фотография мужчины, но после все-таки передумала. Там была женщина, но женщина сильная, как мужчина. Не плане физически сильная, но как-то внутренне сильная, не робкая и нежная, а пробивная и уверенная в себе. Может быть, она занимала высокое положение или была женой высокого человека...Возможно, она даже была очень известной - такие люди редко когда остаются без внимания других. Яшви не знала, как она все это чувствует, и не пыталась найти в этом логику, ответы рождались внутри нее сами, просто приходя ей на ум, и она им верила. Это были не советы духов, они как раз молчали.

Хотелось бы почувствовать что-то еще. Яшви чувствовала, что должна выложиться по полной, но человек на фотографии умер давно, и она почти ничего не ощущала сверх того, что уже успела выяснить. может быть, только...только начало казаться, что она слышит запах каких-то лекарств, что-то сладковатое. И мудрость человека, который прожил долгую и неплохую жизнь, умиротворение, какое-то спокойствие. Когда боль уходит после длительного приступа. Уходит навсегда. Яшви поняла, что после этого ощущения сладковатого лекарства больше нет ничего. Совсем.

Она открыла глаза и опустила конверт на столик, затем взяла карандаш и начала старательно выписывать на листок все, что успела узнать. Женщина, мертвая, умерла давно, сама, скорее всего от старости, в больнице? - тут Яшви оставила вопросительный знак, потому что не знала, что может означать этот запах лекарств. Женщина была известной, занимала высокое положение. И...все. Список получился довольно коротким, но это все, на что Яшви была сегодня способна без помощи своих верных незримых соратников.

В конверте была фотография Сун Айлин.

Все тот же свет над головой,
Все тот же вроде бы,
И небывалые слова твердит юродивый.
Появились следы тех, кто еще не пришел,
А за стеной опять монгольский рок-н-ролл.