Линь Ян Шо
{{flash.message}}

Прощай, моя самая красивая песня

Описание локации:

Центральная постройка всего монастыря – величественный Храм Будды. От центральной площади к главному входу поднимается широкая лестница, которую приходится мыть дежурным и тем, кто нарушает дисциплину. Храм Будды - двухэтажное здание, в одном из боковых залов которого постоянно горит священный огонь. В центре главного зала находится огромная статуя медитирующего Будды Шакьямуни. Она около пятнадцати метров высотой, поэтому для того, чтобы увидеть лицо Великого Учителя, нужно посмотреть высоко вверх. Вокруг статуи обычно горят свечи и благовония.
В одном из боковых помещений храма, куда можно пройти через дверь за спиной статуи или с улицы, расположена площадка для тренировок, каменные полы в которой выбиты многими поколениями воинов, оттачивавших здесь свое мастерство. Но занятия здесь проводятся только в дождливое время, мастера Линь Ян Шо предпочитают вести тренировки под открытым небом.
Слева от статуи находятся две двери. Одна из них ведет в комнату, где горит священное пламя, где на стенах развешаны танки с изображениями милостивой Тары и бодхисатвы Авалокитешвары, и где у дальней стены стоит небольшая статуя Шакьямуни. Это место хорошо подходит для индивидуальных молитв.
За второй дверью расположилась лестница на верхний ярус храма. Большую часть верхних помещений занимает библиотека с древними трактатами, современными книгами и трудами мастеров монастыря. За библиотекой можно найти рабочий кабинет Настоятеля монастыря.
Справа от статуи еще одна дверь ведет в комнату для занятий. Именно там учеников обучают каллиграфии, читают им лекции по истории и философии и проводят те тренировки, которые задействуют разум, а не физическую силу.

Сообщений: 21
АвторПост
Ученик
Thumb nofqc
15.03.2017 18:15

В последнее время Евгения зачастила в библиотеку, находя там то одно, то другое дело. Частота посещений саму девушку ничуть не смущала и не пугала перспективой того, что блондинку обзовут "ботаничкой", "синим чулком" или ещё как-нибудь в этом духе. Подумаешь. Да и вообще, не посмеют. Для классического ботаника у Лантайн была слишком прямая спина и слишком хорошее зрение. С единственной, правда, оговоркой: неизвестно, надолго ли они такими темпами останутся.
С нежно лелеемой мечтой о поэтическом альманахе дела обстояли плохо. Совсем плохо. Повешенное на главной площади не вызвало в обитателях монастыря никакого отклика. Настолько не вызвало, что Евгения успела даже испугаться: ошиблась в расчетах, промахнулась с треском. Зря с мастером Флетчером разговаривала, зря Франсуазу теребила - вообще все зря делала. Но аккурат перед тем, как Лантайн окончательно впала в панику, двое к ней всё-таки пришли по этому объявлению. Парень и девушка. Чтобы не повторять всё по два раза, Евгения решительно объединила их в одну слушающую группу и велела в назначенное время приходить в библиотеку. Правда, пока ребята запаздывали, но Лантайн уже начала снова надеяться со страшной силой. В конце концов, три поэта - это однозначно лучше, чем одинокий воин в чистом поле. В целых три раза лучше.

Jeepers Creepers! Where'd ya get those eyes?
Ученик
Thumb 5ivmr
16.03.2017 14:19

Райан, как всегда, подвел её язык, ронявший слова какими-то совершенно чуждыми действительности горстями. О'Мера вовсе не имела в виду, что она пишет стихи и готова предложить любую посильную помощь в создании поэтического сборника. Ирландка только попыталась поинтересоваться, кому и как пришла в голову такая нежная, трогательная идея, но в ходе разговора, как видно, выдала нечто совершенно противоположное, потому что её в срочном порядке подхватили под руки и мобилизовали на организационное собрание.
У ступеней храма Райан уже привычно потопталась пару минут в нерешительности, вспоминая их с Ровеной разговор про охраняющего первую ступень змея. Потом не менее привычно от души прыгнула на первую ступеньку обеими ногами и, посчитав на этом, что змей временно оглушен и какое-то время будет безобиден, торопливо прошмыгнула наверх.
- Здравствуй, - полушепотом поздоровалась Райан, проскальзывая в дверь библиотеки боком, как стеснительный краб. Евгении ирландка в целом не боялась, но конкретно сейчас - опасалась. На светлом лице Лантайн в данные минуты была написана беспощадная деловитость сурового шершня, который штрафникам поотрывает руки, невзирая на любую разницу в габаритах, даже самую катастрофическую. Руки. Поотрывает. В этом месте Райан вспомнила Ирину с её громкими, восхитительными в своей бескрайней безбашенности угрозами, невольно заулыбалась и закончила уже значительно бодрее: - Ты ведь не будешь против, если я подойду и сяду? Это же будет разумным и конструктивным, правда?

Я никакой режиссёр: я не умею, как вы -
Тысячи галлюцинаций моей головы.

I can't drown my demons, they know how to swim.
Ученик
Thumb uobw7xrktpe
19.03.2017 16:58

Матвей о своём хобби успевает практически забыть. Так только, изредка лениво пачкает карандашом стенки в своей комнате, записывая несколько признанных наиболее годными из всех в башку пришедших строк. Сказать об этой вялой деятельности, что парень пишет стихи, будет чрезмерно громко. По-серьезному Матвей к рифмоплетству не приступал аж со времён той памятной поэтической дуэли с Аурелом. Так с тех пр сколько воды утекло. Целая Амазонка небось уже успела собрать вещички и смыться в неизвестном направлении.
Поэтому, когда на площади Матвею на глаза вдруг попадается объявление, собирающее по округе поэтов всех цветов и мастей – Болотов сперва не воспринимает его вообще никак. Пропускает мимо себя целиком, до последней буквы. И далеко не с первого раза начинает различать в примелькавшейся бумажке знакомые и даже соблазнительные слова. Кто-то явно сошёл с ума. Но бесспорно, думает Матвей, сделал это очень своеобразным, прелестным способом. Почему бы не поддержать незнакомца в его славном, милом увлечении. Тем более, тут у одного молодого человека крыша как раз на сопельке держится. Можно будет сойти с ума дружным хором, но при этом оставаться поэтически прекрасными. Звучит гордо.
Незнакомец подлым образом оказывается незнакомкой. Ослепительной блондинкой с, вопреки внешней ванильной мягкости, по-бульдожьи цепкой хваткой. Матвей на пробу дергается разок, понимает, что раз засветил волосатые уши – теперь уже не отбрыкается, и покорно позволяет назначить свидание под часами.
На "свидание" Болотов опаздывает – ещё не вопиюще, но уже вполне себе вызывающе. И с удивлением обнаруживает, что девиц за то время, пока они не виделись, стало больше ровно вдвое. Матвей с показательным изумлением поднимает брови и упрекает, обращаясь к блондинке: – Что-то я не помню, когда госпожа начальник предупреждала меня о том, что намечается оргия!

сто лет не летал на ракете в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней...
Ученик
Thumb nofqc
24.03.2017 12:35

В одиночестве Евгения просидела недолго. Первой, вопреки расхожему стереотипу о том, что девушки всегда опаздывают и вообще им так поступать и положено, появилась трогательная Райан. В её своеобразных движениях отчётливо угадывалось что-то нездоровое, словно девушка не вполне понимала, как правильно пользоваться своими руками и ногами. Лантайн заметила эту странную особенность в поведении Райан ещё с первой же встречи, но спрашивать, чем это вызвано, постеснялась. Да и сейчас, по мнению Евгении, было рано для такого прямолинейного вопроса - слишком мало они ещё знакомы. К откровенности это не располагает.
- Здравствуй. Если ты подойдешь и сядешь рядом, я буду только всецело "за", - приветливо закивала Лантайн. - Так будет только удобнее. Спасибо, что не раздумала и пришла. Для меня это очень важно. Правда, спасибо.
Так же обрадоваться и с таким же восторженным придыханием поблагодарить явившегося вторым парня у Евгении, хоть тресни напополам, не получалось. Даже несмотря на то, что приход Матвея окончательно делал дрожащую над кончиками пальцев мечту осязаемой и реальной, выдавить из себя такую же светлую искренность у Лантайн не вышло. И девушка сильно подозревала, что всё дело было в том, в какой манере Матвей повёл беседу. С таким-то подходом - хотелось как можно скорее укусить парня в ответ, и только.
- Я вас, молодой человек, если помните, приглашала на общее собрание! Это от трёх человек и выше! Учите матчасть! - задиристо сказала было Лантайн, но тут же одернула себя: если в этом духе продолжать, то, кроме зачётной ссоры, вряд ли что получится. Успокаиваясь, Евгения глубоко вздохнула. И махнула рукой: - Подойди сюда и сядь рядом, пожалуйста. Мне будет очень неудобно кричать тебе на такое расстояние. Да и Райан не обрадуется, если я буду постоянно кричать у неё над ухом. Поэтому иди сюда, не маячь. И, пожалуйста, оба расскажите мне о своих стихах. Какие они чаще всего? О чём? Скорее длинные или короткие? Вы пишете скорее много или мало?

Jeepers Creepers! Where'd ya get those eyes?
Ученик
Thumb 5ivmr
11.07.2017 09:52

Как и Матвей, Райан была не предупреждена о том, что встреча в библиотеке будет не свиданием с глазу на глаз, а чуть более обширными посиделками. Увидев молодого человека, О'Мера, едва успевшая сесть возле Евгении, страшно застеснялась. И нервно завибрировала, пытаясь одновременно и стеснительно скрючиться, прячась с глаз, и всё же не слишком съежиться в комок, чтобы всё-таки выглядеть девушкой, а не испуганной улиткой.
С молодыми людьми ирландке и так никогда не было просто видеться, а в последнее время стало особенно тяжко. Если от девушек Райан как-то по умолчанию не ждала ни снисхождения, ни понимания - и поэтому в Линь Ян До то и дело обманывалась в своих ожиданиях относительно учениц, обитательниц и мастериц, - то юноши, они на то и противоположный пол, чтобы девушки хотели им нравиться. О'Мера, в последнее время начавшая обретать некоторое подобие уверенности в себе, нравиться желала особенно остро. И, хотя вроде бы чётко понимала, что скукожившееся на стуле перепуганное существо вряд ли вызовет у Матвея острый приступ любви, ничего не могла с собой поделать, смущённо ёжась.
- О, я бы не сказала, что я пишу хоть сколько-нибудь постоянно, - пробормотала Райан, так и не решившись сказать Евгении правду, которая, со всей очевидностью, должна была страшно разочаровать блондинку. - Поэзия - очень зыбкая, непостоянная стихия. Я не настолько хорошо её понимаю, чтобы денно и нощно доить своего печального Пегаса. Я бы сказала, что я пишу про образы. Да, образы. Идеи, которые я вижу и могу описать. Мальчик с железным сердцем. Девочка, которая уедет в Рим. Образы, - ещё раз повторила Райан, заливаясь чисто клюквенным румянцем от собственных смелых сочинений. Ох, только бы прозвучало похоже на правду. Или хотя бы не слишком глупо.

Я никакой режиссёр: я не умею, как вы -
Тысячи галлюцинаций моей головы.

I can't drown my demons, they know how to swim.
Ученик
Thumb uobw7xrktpe
30.08.2017 00:10

Пока Евгения, всеми силами пытаясь оставаться приличной девочкой, рассыпается в ворохе вежливых фраз, Матвей откровенно и недоверчиво скалится. От уха до уха растягивает рот в неприятной улыбке, даже ради двух красивых девушек не стараясь сделать вид, что он типа хоть сколько-нибудь адекватен и социально приемлем. И только Райан, скрючившаяся на стуле так, словно её вот-вот будут бить, вызывает острую жалость, и только ради неё Матвей натягивает на лицо нечто, условно похожее на человеческое и дружелюбное выражение лица.
– А ча бы тебе на меня и не поорать? Я уважаю, когда громко. Уши прочищаются сразу насквозь, – говорит Болотов, но уже не так нахраписто, как начинал. И, садясь рядом с Райан, старательно втирает Евгении: – Ты меня лучше пни, но от души. Ча мы, на приёме каком, что ли? Король Непала щас из-за полок вырулит? Кому ты приседаешь? Если мне, так я ещё и не оценю, знаешь ли.
Сам же Матвей старается проявлять вымученную вежливость и, как приличный человек, исправно молчит всё время, пока Райан рассказывает про своё творчество. Разве что разок позволяет себе одобрительно гоготнуть. "Печальный Пегас", которого к тому же ещё и доят – это тот образ, который парню в чём-то нравится. Сразу представляется худая замученная скотина с ведром под брюхом, которой к тому же чья-то дикая фантазия на горб прилепила крылья. В случае Болотова злосчастная лошадка вдохновения, должно быть, примерно так и выглядит.
– А я вот пишу много. Почти постоянно. Но и не дописываю очень много, оно так, остаётся являться в виде нескольких строчек. Начинаю писать мысль, а потом она внезапно кончается. Но из того, что уже написано, наверное, немало собрать можно, – бойко говорит Матвей. И предлагает: – Ты мне лучше скажи, подруга: как часто ты свой журналец выпускать планируешь? А я тебе взамен расскажу, осуществимо это или ты бредишь из крупного калибра. По рукам?

сто лет не летал на ракете в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней...
Ученик
Thumb nofqc
04.09.2017 10:28

Признаться, Евгении и в голову не приходило, что можно постоянно общаться с Матвеем в таком режиме и тоне, словно вот-вот в ход пойдут кулаки, зубы и ногти, и держать это за нормальный способ общения. Как оказалось, можно и, согласно заверениям парня, даже нужно.
- Идёт! В следующий раз, когда ты начнешь меня бесить, я надену тебе на голову кастрюлю. Безо всяких приседаний! Договорились! - пообещала Лантайн. Посчитала на этом конфликт исчерпанным и вся обратилась в слух, готовясь снимать рассказам новых знакомых.
Рассказы были недолгие и, наверное, не слишком содержательные. Евгения мало что полезного вынесла из путаных объяснений Райан, за исключением общей идеи её стихов, и немногим больше - из слов Матвея, который был более конкретен, но все же опять едва ли не с первой фразы полез спорить. Беда с ним. Лантайн, правда, придерживалась той мысли, что нужно просто нужно просто привыкнуть к манере парня цепляться чуть ли не к каждому чужому слову и называть это "общением", но ведь неизвестно, сколько времени такое привыкание займёт. Было бы куда проще отказаться от помощи Матвея и обратиться к кому-нибудь менее конфликтному - жаль, альтернатив на горизонте пока даже приблизительно не виделось.
- Лично я бы хотела рисовать газету как минимум раз в месяц. Судя по тому, как ты себя нахваливаешь - уж на одно-то стихотворение в месяц строчек у тебя должно набраться без проблем. Райан, как тебе такие сроки? Справишься? - уточнила Евгения. Но три стихотворения на выпуск - это было неприлично мало, о чём Лантайн и поспешила сообщить: - Но втроём мы выпуск нормального объёма не сделаем. Или будем сочинять его год. Может, вы знаете ещё кого-то, к кому можно с этой идеей обратиться? Не может же быть, чтобы только вы вдвоём на весь монастырь писали стихи. Наверняка ещё кто-то этим балуется. Нет у вас на примете подходящих кандидатур?

Jeepers Creepers! Where'd ya get those eyes?
Ученик
Thumb 5ivmr
17.09.2017 12:06

Если уж Райан через раз чувствует себя неловко в присутствии Ирины, которая давно уже своя в доску, как знакомый до последнего сучка Пиноккио, то что тогда говорить про двух пока еще малознакомых людей. Пока Евгения и Матвей переругивались на слегка повышенных тонах, О'Мера сидела, пугливо вжимая голову в плечи и ожидая, что вот-вот над этой самой головой полетят, словно сорванные с места ураганом "Ирма", книжки и прочие предметы, лежащие под рукой. А потом вдруг выяснилось, что молодые люди планируют все время так и общаться, словно вот-вот начнут друг в друга с яростью плевать, и подобное решение для ирландки, как всегда, оказалось удивительным. Как будто люди могут сложить оружие, но вместо этого выбирают по обоюдному согласию поливать друг друга при встрече кипящей смолой. Невозможное, непонятное соглашение.
- О, вам обязательно надо познакомиться с моей соседкой. Она тоже любит кричать и надевать кастрюли. Вы легко найдете общий язык, - неловко пробормотала Райан, зябко пряча ладони между своих коленок. И тут же поспешила изменить показания: - Но я не думаю, что это знакомство окажется газетно-полезным. Моя славная соседка не имеет привычки писать стихов. Совсем. И я не думаю, что она планирует когда-нибудь начать это делать. Хотя, конечно, я могу ее об этом спросить. Это я могу! Спросить - всегда самое простое. Вопрос можно праздно повесить в воздухе и никого и ни к чему этим вопросом не обязывать. Да, я спрошу ее, - пообещала Райан.
Вопрос о сроках вызвал у ирландки замешательство, близкое к истерике. О'Мера как человек, никогда в жизни стихов не писавший, даже примерно не имела понятия, что здесь можно наврать, чтобы правдоподобно звучало, и беспокойно заерзала на месте, то открывая, то закрывая рот. Будь воля Райан, она зацепилась бы за ответ Матвея, чтобы понять, что говорить ей самой - но Матвей, как назло, с ответом не торопился. Ирландка тяжело вздохнула, мысленно пообещала себе самой, что в случае чего в лаве этой Роковой горы она все-таки не утонет, и нерешительно сказала: - Месяц - это хорошо. Я постараюсь. Да, пусть будет месяц. Я, наверное, смогу успевать.

Я никакой режиссёр: я не умею, как вы -
Тысячи галлюцинаций моей головы.

I can't drown my demons, they know how to swim.
Ученик
Thumb uobw7xrktpe
01.10.2017 23:17

Раз в месяц, ага. Это бывает.
Матвей опускает голову и неторопливо, вдумчиво прислушивается к самому себе. Как они звучат, такие сроки?
Если по одному стихотворению в месяц выдавать, то лично для парня – сроки черепашьи. По дороге запросто можно успевать в потолок. Причём опять же – не торопясь, со вкусом. Монограмму можно успеть художественно выплевать на потолке.
– Да уж нарежу лоскутов из чего-нибудь там. И даже пришью лоскуты друг к другу так, чтобы оно всё вместе прилично выглядело, – обещает Матвей. И не удерживается от замечания: – Только я никак не пойму: ты ради этих трёх слов, что ли, нас так торжественно тут собирала? Ничего умнее не придумала? Да я тебе всё это мог напеть в любое время и в любом месте, где поймаешь, там и расскажу. Вовсе незачем было для этого собраниями меня стращать и повестки в библиотеку выписывать.
В целом – пока Матвею нравятся его новообретенные "коллеги". И более бойкая и суровая Евгения, и робкая и трепетная Райан. Это даже чертовски прикольно: сидеть между двух хорошеньких девушек, видеть, как одна из них то и дело, по любому поводу тебя пугается, и при этом чётко понимать, что вторая симпатяжка наоборот, сама тебя запугает и под лавку загонит, ей только волю дай.
У Евгении, как выясняется, на повестке дня запланирован ещё один пункт: перепихнуть на плечи Матвея и Райан заботы по вербовке новых поэтов. Первым словом Болотов немедленно возмущается. И с укоризной говорит: – Ча, на золотые волосы почти никто не клюнул, так ты нас решила в обойму зарядить? Хитра! По-твоему, моя помятая рожа должна возбудить в людях больший интерес? Чи ты в моё неземное и неповторимое обаяние веришь? А впрочем, знаю я тут пару человечков, могу поспрашивать, – уже более серьёзно заканчивает Матвей. И на абсолютно серьёзных щах спрашивает: – Что ещё боярыня прикажет? Добыть цветочек аленький али привести чудище лесное?

сто лет не летал на ракете в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней...
Ученик
Thumb nofqc
02.10.2017 14:19

Желание схватить первую попавшую под руку книгу и впечатать корешок Матвею чётко в центр лба Евгения успешно подавила, хотя и дернулась сперва искать что потяжелее. К парню определённо требовалось привыкать, долго и упорно. Лантайн полагала, что в один прекрасный день она наконец в достаточной степени очерствеет и будет через слово швырять в Матвея чем попало, не испытывая ни малейших угрызений совести. Пока же Евгения преимущественно торчала в амплуа "славной девочки", и отказаться от него так просто не получалось.
- Торжественно собирала, потому что мне это удобнее, чем носиться за вами по всему монастырю и повторять каждому персонально по три раза. Что ты там думаешь по этому поводу, мне трижды начхать, - сурово сказала Евгения, сильно подозревавшая, что Матвей не отстанет вообще, если поймёт, что подобные вопросы девушку знатно раздражают. Поэтому самая перспективная тактика - делать лицо невозмутимым кирпичом и на разные лады повторять "не твоё дело, поганка". - Тем более - вот видишь, какие интересные вещи мы выяснили, пока общались втроём! Оказывается, ты можешь кое-кого поспрашивать! Я уверена, общайся мы с тобой с глазу на глаз, ты бы меня послал в пешее эротическое, просто потому, что душа просит. Ну, тогда на сегодня мы можем расходиться. Я через пару дней отдельно к каждому из вас подойду и поспрашиваю, как ваши успехи, - постановила Евгения. И внимательно посмотрела сперва на Райан, потом на Матвея: - Или, может, вы хотите что-то у меня спросить, пока есть возможность? Я вся внимание, - Лантайн чинно сложила руки перед собой, словно прилежная ученица, всем своим видом показывая, как она готова внимать вопросам молодых людей.

Jeepers Creepers! Where'd ya get those eyes?
Ученик
Thumb 5ivmr
29.11.2017 23:52

Райан приоткрыла рот, сразу приготовив губы и язык для тщательной артикуляции, для канонады беглых вопросов в адрес Евгении - да так с приоткрытым ртом и замерла, не в силах нашарить внутри себя ни одного вопроса. Внутри головы ирландки вдруг стало подозрительно тихо и умиротворенно. И поблекли грозовые тучи, и перестала звучать неутомимая "Билли Джин", и даже вечно плящущий Майкл Джексон утомленно присел возле костра. Покой и тишь. Как будто Евгения и Матвей совместными усилиями выманили грозу к себе и разрядили её в пространство между молодыми людьми, всю истратили на смешную ссору, на детские угрозы, на так и не доведенные до удара замахи. Будоражить эту тишину и нарушать её вопросительными завихрениями ирландке сейчас очень не хотелось.
- Я думаю, ты зря подаешь ей такие идеи. Она, мне кажется, из тех людей, что не погнушаются и примут десяток. Сейчас боярыня захочет и цветочек аленький, и чудище лесное, и сверх того ещё демона в бочке, - прошептала Райан, обращаясь к Матвею. Девушку вдруг с непреодолимой силой потянуло тоже хоть чуть-чуть, пусть только шепотом, только самым кончиком языка, неумело, но тоже поучаствовать в этой словесной схватке. Перехватив взгляд Евгении, О'Мера немедленно стушевалась, замерцала натянутой улыбкой и торопливо сказала: - О, я не думаю, что у меня сейчас могут быть вопросы! Я думаю, они придут ко мне позже, и тогда я их всех принесут тебе в горсти. Это же можно, да? - засомневалась Райан. Как знать - вдруг Евгения не любит, когда за ней бегают с вопросами? Светлый лоб, к сожалению, не носит проясняющей эту черту характера печати.

Я никакой режиссёр: я не умею, как вы -
Тысячи галлюцинаций моей головы.

I can't drown my demons, they know how to swim.
Ученик
Thumb uobw7xrktpe
03.12.2017 13:00

– Оно и видно, что тебе начать, – охотно соглашается Матвей. Действительно: схватила, выдернула и даже мнением теперь не интересуется. Вот уж наплевать так наплевать на чужие мысли. В этот момент парень испытывает немалое искушение взять и тоже под лозунгом "а мне начать" всё же объявить Евгении своё мнение. То самое, о котором его никто не спрашивает. И если бы не Райан, усердно отвлекающая парня и засыпающая ему в ухо взволнованный дробный шепот, то и объявил бы.
– Да непременно захочет, – утвердительно отвечает Матвей. То, что Евгения сидит вот прямо тут, и в упор на них смотрит, а они с Райан перешептываются прямо у неё под носом и это, вообще-то, не очень вежливо. Щас бы ещё о вежливости вспоминать, конечно. – И аленький цветочек, и чудище лесное, и черта в ступе, и разные чудеса заморские, и ещё даже то, сама не знаю что. Загибай пальцы, я уверен, в нас сейчас список полетит.
Судя по напору Евгении, девушке очень хочется, чтобы ей загрузили мозг каким-нибудь вопросом. Матвей не относится к тем людям, которые способны отказать красавице в таком горячем желании: если красавица жаждет трудностей на мозг, пускай она их получает. Матвей перегибается вперёд, подпирает подбородок руками и задушевно спрашивает: – А нам-то со всего этого какая радость, о катастрофа души моей? В чем наша великая цель и великая выгода?
Практика показывает, что во многих случаях, если хочешь загнать человека в тупик, можно просто задать ему вопрос "зачем?", как вариант – в формулировке "на фига?", и это вполне может оказаться страшным ударом. Многие деловые кадры срезаются именно в этом месте и начинают беспомощно сучить руками и ногами. Потому что так далеко мысль у них обычно не заходит. У самого Матвея, например – точно не заходит, Болотова таким вопросом можно убивать по десять раз на дню.

сто лет не летал на ракете в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней...
Ученик
Thumb nofqc
06.12.2017 19:43

Когда Матвей и Райан вдруг взяли и начали шушукаться и со сплетническим видом перешептываться прямо у нее перед носом, Евгения сначала даже не поверила, что такая наглость бывает. Потому что должен же у людей, в конце концов, быть мозг. Ну или, на худой конец, инстинкт самосохранения. И вот тем не менее - ни того, ни другого у этой парочки аж на двоих никак не нашлось. Сидят себе, базарят таинственным шепотом. И при этом часто косятся на Лантайн, то бишь явно ее обсуждают.
- Я вообще-то прямо здесь сижу, - напомнила Евгения охамевшим коллегам. Но совесть, судя по лицам, пробудила только если в Райан. По роже Матвея вообще невозможно было заподозрить, что он слово "совесть" хотя бы где-нибудь мельком слышал. - О чем шепчетесь? Не хотите со мной поделиться? Нет? Ну вот и заткнитесь, будьте так добры.
Последнюю рекомендацию хотелось Матвею на лоб прилепить пожизненно. У парня изо рта то и дело извергалось такое, что лучше б он вообще рта не открывал.
- Конечно, с вопросами ты всегда сможешь подойти ко мне позже. В любой момент, - кивнула Евгения, разговаривая вроде как с Райан, но при этом сверля сердитым взглядом Матвея. Остро хотелось вернуть парню "катастрофу", с точностью до каждого слова. Потому что сам-то он именно такой. Лантайн проглотила просящуюся на язык откровенную грубость и терпеливо ответила: - А нам с тобой будет за наши труды почет, уважение и глубокое моральное удовлетворение. От ощущения того, что мы делаем что-то прекрасное и полезное. Уяснил, башмак ты эдакий? - сердито буркнула Евгения. В районе мозга рваный, глубоко и безнадежно.

Jeepers Creepers! Where'd ya get those eyes?
Ученик
Thumb 5ivmr
07.12.2017 10:27

Почему-то о том, что шепотом обсуждать Евгению прямо перед самой Евгенией, будет не слишком-то вежливо, Райан совсем не подумала. И спохватилась очень поздно, когда все главное и непоправимое было уже сделано и сказано. Хорошо хоть, что они с Матвеем говорили тихо. Если бы Евгения слышала всё то нелестное, что было про нее сказано, она бы, наверное, озлилась еще сильнее. Хотя и сейчас уже ее яростным взглядом можно было сделать людям очень больно.
- Простипростипрости, - единым выдохом покаянно выпалила О'Мера, абсолютно не уверенная в том, что это поможет. И покосилась на Матвея - ирландке все больше и больше казалось, что с этим ей знакомством ей сейчас повезло так невероятно, как редко в жизни вообще везет. Там, где Райан испуганно опускала глаза и начинала сыпать извинениями, Матвей, не меняя выражения лица, продолжал лезть в бутылку. И что-то из этих двух крайностей непременно должно было сработать. Сейчас работала крайность вторая, более агрессивная. Евгения отвлеклась, вступила в отвлеченный спор и вроде как забыла, из-за чего обиделась изначально. И все равно, даже несмотря на своеобразную магию этой вечно колючей и напряженной атмосферы, Райан неуютно ерзала на месте. Вот почему люди не могут просто взять и помириться?
- Я вас не понимаю! - беспомощно сказала О'Мера, непрерывно раскачиваясь на месте, словно маятник Фуко. - Вы вроде бы не собираетесь драться, но при этом непрерывно говорите друг другу гадости! Мы же хотели вместе делать одно красивое дело! Зачем это? Для чего это? Почему вы не можете просто спокойно общаться, как все общаются? Зачем обязательно одной быть катастрофой, а второму - башмаком? Мне все время кажется, что вы вот-вот не выдержите, разругаетесь вдрызг по-настоящему и начнете кидаться книгами, - тихо заключила Райан. И зябко обхватила себя руками. Как бы первая книга теперь не полетела в нее.

Я никакой режиссёр: я не умею, как вы -
Тысячи галлюцинаций моей головы.

I can't drown my demons, they know how to swim.
Ученик
Thumb uobw7xrktpe
10.12.2017 17:55

В отличие от Райан, Матвея совесть не мучает нисколько – чо такого-то, подумаешь, сказали несколько слов, это ж даже и не обидно. Можно даже сказать, это справедливая критика, которую Болотов запросто и вслух повторить способен. Но не повторяет, они с Евгенией и без этого прекрасно найдут на чем поругаться, пока вообще незачем искать дополнительное пространство для споров.
– Ну, это твоя проблема, что ты здесь сидишь. Буквально прижала нас, даже не пошептаться толком. Приходится вот, прямо при тебе, – все же заявляет Матвей, абсолютно не чувствуя себя неправым или что-то там еще. Умение вывернуться так, чтобы продолжать с уверенностью считать, что уж кто-кто, а лично он все сделал как положено, у Болотова отточено до высшего уровня, он способен ворох воспитательных пинков нахватать и все равно продолжать считать, что это не он дурак и накосячил, а просто имеет место трагическая педагогическая ошибка.
– Просто у меня черный язык. Это уже никак не лечится, смирись и терпи. А эта все время ведется и спорить лезет, вот и цапаемся все время, – с видом непререкаемого авторитета поясняет Матвей. Покровительственно почти приобнимает паникующую Райан за плечо и уже оттуда крутит пальцем у виска, продолжая пикировку с Евгенией: – Умно, ча. Может, мы еще и творческие очки за свою писанину заработаем, на которые потом пантеон поэзии воздвигнем? Ну ты думай хоть, кому задвигаешь! Вон, нежных девочек этими аргументами гладь. Я эту твою возвышенную муть не понимаю.

сто лет не летал на ракете в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней, в Сидней...
© Форумная ролевая игра (ФРПГ) «Храм Мудрости» 2010-2017