Линь Ян Шо
{{flash.message}}

Диагноз - фа диез

Описание локации:

Невысокие здания, где живут ученики монастыря. Из каждой комнаты ведет отдельный выход на общую террасу, где разложены циновки и стоят невысокие столики для чаепития или маджонга. Над навесом закреплены светильники из красной бумаги и шелка. В начале и в конце каждого из жилых корпусов располагаются душевые и помещения для стирки одежды. Сушат одежду либо на веранде, либо в комнатах, развешивая её на веревках. Для стирки используются стиральные машины. На террасе и возле душевых есть розетки, которыми можно воспользоваться для зарядки техники.
Комнаты в корпусах однотипные – внутреннее убранство состоит из двух циновок, на которых лежат матрасы-футоны и другие постельные принадлежности, низкого столика, пары комодов для одежды и личных вещей, умывальника и зеркала, а также пары ширм. В каждой комнате есть потолочный светильник, выключатель от которого находится при входе. Стены жилого корпуса обиты деревом, пол из отесанных досок устелен ковриками из сезаля. В комнатах есть вешалка и крючки для одежды. На окнах – легкие занавески. Все помещения отапливаются, так как ночи в Тибете намного холоднее, чем светлое время суток.


1. Комната Эрики Ривер и Франсуазы Д'Орнано
2. Комната Фокса Джордана и Дмитро Дейнеки
3. Комната Мириам Рейс и Терезы Саншес
4. Комната Джулиет Диас и Камико Миказуки
5. Комната Ирины Рейн и Райан О'Мера
6. Комната Тессы Мэй и Констанции Моро
7. Комната Арно Сэ и Ксикохтенкатла Мартинеса
8. Комната Доминики Лакруа и Эвы Кейтлин Старк
9. Комната Эйнара Эспеланда и Стефано Грассини
10. Комната Ян Рея и Николаса Уайта
11. Комната Ли Сяоцаня и Джошуа Ли Мэннинга
12. Комната Аделины Рутцен и Линор Уэст
13. Комната Альбы и Октавии Дженнаро
14. Комната Дженнифер Дэй и Ксифенг Чао
15. Комната Арти Шока и Аурела Виеру
16. Комната Лавинии Касерес и Розмари Лайонс
17. Комната Голди Стюарт и Ингрид Расмуссен
18. Комната Мирославы Волковой и Кристины Гасай
19. Комната Нао Томори и Эстер Хоук
20. Комната Фионы Касл и Ломэхонгвы
21. Комната Анастасии Поляковой и Инги Шамановой
23. Комната Дениса Миденко и Матвея Болотова
24. Комната Яшви Невари и Сигрун Хилмарсдоттир

Сообщений: 2
АвторПост
Ученик
28.03.2016 15:26

Логично было бы, если бы сосед в борьбе за свой душевный покой брал Аурела за шиворот и вместе с флейтой выставлял прочь из комнаты, едва заподозрив румына в намерении извлечь из инструмента очередную порцию кошмарных звуков. Это было бы предельно закономерно и ожидаемо, вообще никаких претензий к человеку. Но логика, судя по всему, в последнее время ночевала где-то не здесь, в чьей-то чужой комнате, а сюда даже и не заглядывала. Поэтому сосед всё чаще сдавался заранее и вообще, кажется, старался в комнату не заглядывать лишний раз без острой нужды - вдруг там румын снова заставляет рыдать своего ручного поперечного монстра?
Правда, в последнее время подобные вдохновенные пассажи о криворукой, в высшей степени кошмарной игре юноши начинали звучать всё менее правдиво. Аурел тренировался каждый день с упорством больного фанатика. Самым сложным, на взгляд румына, было заставить самого себя не выскакивать на рельсы вперёд паровоза и не гнаться за воображаемыми достижениями невесть куда, а размеренно и однообразно отрабатывать движения до автоматизма. Да, звучало тоскливо, зато приносило более-менее осязаемый результат, и вот уже в течение некоторого времени Аурел работал не над отдельными нотами и движениями пальцев, а над полноценными гаммами.
Несмотря на то, что сосед неизменно предоставлял комнату в полное распоряжение Аурела, румын из какого-то шебутного чувства противоречия распахивал окно, усаживался на подоконник, свесив ноги на улицу, и тогда только начинал играть. Чтобы и на улице стало его как следует слышно. Только, пожалуй, сегодня гамма звучала особенно коряво - из-за того, что юноша упрямо пытался сыграть её на память. Четыре ноты вспомнить вышло без особенных трудностей - а пятая, как назло, напрочь вылетела из головы, и Аурел усердно пытался её подобрать, играя следующей в ряду то одну, то другую ноту, какую вспомнить выходило, и порой рождая дикие звукосочетания.

- А куда нам теперь?
- Ну, на сегодня уже ничего серьезного. Осмотр пятой и седьмой палаты. Слепая Вера и безумная Надежда.
- А шестая палата...?
- В шестой уже никакие средства не помогут. Там лежит совсем безнадежная Любовь.
Младший мастер
29.03.2016 12:31

Забавная штука – привычка. Вроде ты и знаешь, что многое в твоей жизни изменилось, а все равно продолжаешь делать что-то «по старой памяти». Так вот и Маргарита, перестав считаться учеником и переехав в другой корпус, время от времени, неосознанно возвращалась туда, где прожила несколько вполне счастливых лет. И вот сегодня опять, задумавшись, рыжая совершенно перестала следить за тем, куда идет, и упрямые ноги в который раз потащили ее к ученическому корпусу.

От своих «суровых дум» Эрнандес очнулась уже около двери, ведущей в ее старую комнату и, заметив свою ошибку, негромко выругалась. Но делать с этим уже было нечего, оставалось разворачиваться и идти в направлении другого корпуса, к проживанию в котором Рита так и не успела до конца привыкнуть. Хотя сейчас в этом деле появился заметный прогресс. Попытки вломиться в ставшую чужой комнату случались все реже и реже. Так что ее сегодняшняя оплошность являлась скорее исключением, чем правилом.

Не успела русская испанка, покинув ученический корпус, сделать и нескольких шагов в сторону своего нового дома, как ее привлек звук флейты, раздающийся из находящегося в нескольких метрах от нее окна. И этот звук девушку крайне заинтересовал, поскольку был вполне приятен уху, в отличие от тех кошмарных визгов, которые умудрялась «выдавливать» из несчастного музыкального инструмента она сама. Не удержавшись, Маргарита подошла поближе, чтобы обнаружить сидящего на подоконнике и старательно музицирующего паренька, которого не знать, несмотря на отсутствие в прошлом общения с ним, она просто не могла. Насколько помнила рыжая его звали Аурел, и он некогда являлся ее конкурентом за внимание со стороны любимой наставницы.

Не желая отвлекать молодого человека, Эрнандес встала рядом и погрузилась в мир, создаваемых звуками флейты образов. И пусть льющаяся музыка совсем не была похожа за гулкий бой небольших барабанов, страстную мелодичность испанской гитары или ритмичное постукивание кастаньет, она умудрялась цеплять «за живое» и настраивать на лирический лад…

Не бойся жить рискуя, гоня из сердца прах.
Храня вкус поцелуя, свободы на губах...