Линь Ян Шо
{{flash.message}}

Кто не жил в общаге...

Описание локации:

Невысокие здания, где живут ученики монастыря. Из каждой комнаты ведет отдельный выход на общую террасу, где разложены циновки и стоят невысокие столики для чаепития или маджонга. Над навесом закреплены светильники из красной бумаги и шелка. В начале и в конце каждого из жилых корпусов располагаются душевые и помещения для стирки одежды. Сушат одежду либо на веранде, либо в комнатах, развешивая её на веревках. Для стирки используются стиральные машины. На террасе и возле душевых есть розетки, которыми можно воспользоваться для зарядки техники.
Комнаты в корпусах однотипные – внутреннее убранство состоит из двух циновок, на которых лежат матрасы-футоны и другие постельные принадлежности, низкого столика, пары комодов для одежды и личных вещей, умывальника и зеркала, а также пары ширм. В каждой комнате есть потолочный светильник, выключатель от которого находится при входе. Стены жилого корпуса обиты деревом, пол из отесанных досок устелен ковриками из сезаля. В комнатах есть вешалка и крючки для одежды. На окнах – легкие занавески. Все помещения отапливаются, так как ночи в Тибете намного холоднее, чем светлое время суток.


1. Комната Эрики Ривер и Франсуазы Д'Орнано
2. Комната Фокса Джордана и Дмитро Дейнеки
3. Комната Мириам Рейс и Терезы Саншес
4. Комната Джулиет Диас и Камико Миказуки
5. Комната Ирины Рейн и Райан О'Мера
6. Комната Тессы Мэй и Констанции Моро
7. Комната Арно Сэ и Ксикохтенкатла Мартинеса
8. Комната Доминики Лакруа и Эвы Кейтлин Старк
9. Комната Эйнара Эспеланда и Стефано Грассини
10. Комната Ян Рея и Николаса Уайта
11. Комната Ли Сяоцаня и Джошуа Ли Мэннинга
12. Комната Аделины Рутцен и Линор Уэст
13. Комната Альбы и Октавии Дженнаро
14. Комната Дженнифер Дэй и Ксифенг Чао
15. Комната Арти Шока и Аурела Виеру
16. Комната Лавинии Касерес и Розмари Лайонс
17. Комната Голди Стюарт и Ингрид Расмуссен
18. Комната Мирославы Волковой и Кристины Гасай
19. Комната Нао Томори и Эстер Хоук
20. Комната Фионы Касл и Ломэхонгвы
21. Комната Анастасии Поляковой и Инги Шамановой
23. Комната Дениса Миденко и Матвея Болотова
24. Комната Яшви Невари и Сигрун Хилмарсдоттир

Сообщений: 7
АвторПост
Ученик
13.04.2019 22:38

Вернувшись из столовой, где ее накормили вкусным обедом, Сигрун первым делом решила разобрать свои вещи. Повесив куртку на крючок, она вытащила рюкзак на середину комнаты, отстегнула пенку и положила ее на пол между двумя циновками, на которых лежали матрасы.

Оглядевшись, она заметила два комода и подошла к ним. Надо было, в конце концов, выяснить, который свободен, но рассматривание комодов, даже самое внимательное. ни к чему не привело. Сигрун осторожно выдвинула верхний ящик одного из них - там уже лежали чьи-то вещи - вернее, не чьи-то, а той самой Яшви, о которой говорил сифу Урс. Девушка, смущённая, задвинула его и повернулась ко второму, заглянула в него. Разумеется, тут было пусто.

Сигрун облегченно вздохнула и вернулась к рюкзаку. На пол полетели спальник, хоба - сидушка с тонкими ремешками - футболки, бутылка с водой, светоотражающая ветровка...
- Полотенце, - бормотала она, - сейчас схожу, помоюсь с дороги… Мыло… чистое белье…

Платье и юбку с синим свитером можно сразу засунуть в комод - вряд ли понадобятся в ближайшее время. Горка носков. Запасные кроссовки оставить у двери.

"Старшая Эдда", которую так любил читать отец, и оставил там свои заметки. Сигрун не хотелось оставлять ее на виду. выпрямилась и огляделась по сторонам.

"Положу в комод", - решила она, вместе с рунами, которые она нарисовала на картоне. И дневник туда же.
Она взяла в руки тетрадку в твердой коричневой обложке, и, раскрыв ее, пробежала глазами последние несколько записей. Дневник она начала вести в самолете, когда летела из Рейкъявика в Париж. Тогда она сидела в кресле рядом с толстым дядькой, от которого пахло рыбой и алкоголем, и записывала в тетрадку то, что, по ее мнению, должно было произойти с нею во Франции, в Италии, на Мальорке. Она тогда еще не представляла, что вместо работы на киностудии Gaumont ей придется раздавать листовки у станции Бельвилль, а вместо Средиземноморья ее понесет на север, в германию, Финляндию, Россию...

- Потом все запишу, - решила Сигрун, решительно убирая дневник в комод. - Сначала в душ...

А все медитация и яковый йогурт!
Обитатель
16.04.2019 09:15

Яшви даже не догадывалась о том, что в ее собственной комнате, которую она уже почти полностью присвоила себе, по возвращению с дежурства в лазарете ждет сюрприз. Ее голова была забита хвощем полевым и его лекарственными свойствами, способом хранения и применением. Яшви немного знала о травах, но обычно использовала только те, что хорошо знала и встречала чаще - которые помогали унять боль в суставах отца или желудочные боли, или женские во время ежемесячных мытарств. В общем-то, это был весь список, что она знала. Здесь в монастыре она хотела научиться большему. Она все еще не знала, насколько здесь задержится, и старалась успеть выучить как можно полнее о многочисленных травах, которые могли ей пригодится в момент, когда она покинет монастырь.

Она слишком погрузилась в свои мысли, зашла в комнату и заметила чужие вещи только когда чуть не наступила на них. Взору предстал незнакомый ей рюкзак, потому что ее собственный лежал в нижнем ящике комода. Потом она увидела какую-то одежду, тоже ей не принадлежащую. В первый момент она совсем не подумала о том, что к ней могли кого-то подселить - она и так слишком долго жила одна. Она скорее подумала, что это чья-то шутка, подкинуть ей чужую одежду.

- Намасте, - запоздало произнесла Яшви, когда, наконец, подняла взгляд и увидела незнакомую ей рыжеволосую девушку. Ее взгляд тут же метнулся к комоду. У Яшви было очень мало личных вещей, но самыми драгоценными из них были, конечно, четки, купленные в Катманду, и старая бабушкина кукла, которая лежала под подушкой на футоне.

Все тот же свет над головой,
Все тот же вроде бы,
И небывалые слова твердит юродивый.
Появились следы тех, кто еще не пришел,
А за стеной опять монгольский рок-н-ролл.
Ученик
18.04.2019 10:21

Услыхав, как с ней поздоровались, Сигрун подскочила, как напуганным котёнок. "Намасте" - это Сигрун знала. Этому ее научила одна девушка в Петербурге - инструктор по йоге и аюрведист по совместительству.

Она оглянулась и увидела перед собою худую скуластую девушку с красивыми гладкими черными волосами.

- Halló... - проговорила Сигрун по-исландски. - В смысле, Намасте.
И, с трудом подбирая китайские слова, продолжила:
- Меня зовут Сигрун, а ты Яшви? Я... Сифу Урс сказал мне жить здесь.

Заметив быстрый взгляд, который девушка бросила в сторону комода, Сигрун быстро добавила:

- Я ничего не трогала, - и слегка порозовела. Она чувствовала себя не очень ловко, вторгшись в личное пространство соседки - комод всё-таки личное пространство. И пусть Сигрун не успела ничего рассмотреть, легче от этого не становилось. И свою неловкость девушка хотела замаскировать под покладистость. Возможно, она и переигрывала слегка.

Окинув комнату взглядом, Сигрун поняла, что наводя порядок в своих вещах, навела бардак в комнате. Коврики сдвинуты со воих мест. На одной из кроватей (ладно, спальное место в доме называется ведь кроватью, верно?) футболки и скомканный свитер, спальник закатился под умывальник, пенка и хоба валяются прямо в проходе.... право слово, бардак.

А все медитация и яковый йогурт!
Обитатель
22.04.2019 12:35

Судя по тому, как девушка подпрыгнула, она совсем не ожидала вторжения со спины, и Яшви не стала ничего добавлять до тех пор, пока незнакомка не развернулась и не поняла, что никакой опасности для нее нет. Яшви уже немного привыкла к тому, что в тибетском монастыре больше европейцев, чем азиатов, и ей уже перестало казаться, что европейцы все на одно лицо, к тому же у них у всех был разный цвет волос и цвет глаз. Эта девушка тоже была европейкой.

- Мое имя Яшви, - подтвердила она, будучи немного сбитой с толку, что незнакомка знает ее имя, а вот она сама, Яшви, совершенно не представляла себе, кто может о ней рассказать. Она почему-то была уверена, что ее имя мало кому известно даже среди тех, кто уже давно, намного больше, чем она, жил в монастыре, потому что мало с кем общалась. Хоть и не делала из своего здесь присутствия какой-то тайны. - Ты теперь моя соседка?

До сего момента Яшви приходилось жить одной, что ее ничуть не огорчало - это оказался совсем необычный опыт. Хотя иногда она думала, что в одиночестве не круто и было бы здорово с кем-то поговорить или что-то спросить из того, что было ей непонятно или неизвестно, все-таки, отсутствие школьного образования сильно сказывалось.

- Я верю, - несмотря на то, что Сигрун, как она представилась, немного порозовела, Яшви предпочла не развивать эту тему. Она не была жадной и вовсе не хотела заподозрить новую соседку в чем-то не соответствующем ее воспитанию. - Там почти нет моих вещей. Мало очень.

Все тот же свет над головой,
Все тот же вроде бы,
И небывалые слова твердит юродивый.
Появились следы тех, кто еще не пришел,
А за стеной опять монгольский рок-н-ролл.
Ученик
22.04.2019 18:54

Яшви оказалась не такой строгой, как думала Сигрун. Почему-то она представляла ее кем-то вроде великанши Герд: строгая, холодная и колючая. А соседка казалась, пусть и не такой общительной, как конь Юлий из русского мультика (таких, кстати, Сигрун ненавидела ненавистной ненавистью), но вполне дружелюбной. Вроде как.

- Да, я соседка... - повторила Сигрун, интуитивно догадываясь о значении слова, и продолжила:
- У меня тоже вещей немного, - она обвела взглядом разгром, который устроила, не сдержала смешок и поправилась: - Не так много, как могло бы быть. Извини за бардак, - она употребила исландское слово.

Сигрун сгребла носки, которые валялись на полу и сунула их в комод.
- А где твоя.. твоя... Коврик? Кровать?
Она глянула на свитер лежавший на одном из одеял и понадеялась, что здесь уж она не ошиблась, не кинула одежду на чужую кровать.. Тихонечко взяла его и стала аккуратно складывать.

Памятуя о своем недолгом житье-бытье в университетском общежитии какого-то там немецкого городка, Сигрун продолжила:
- Я не храплю, но могу по ночам орать. Вещи обычно не раскидываю... - Она встала на четвереньки, дотянулась до спальника и запихала его в полупустой рюкзак. - В комнате не ем, и мне все равно когда вставать. - раньше или позже. Кстати, а когда в монастыре принято вставать?

А все медитация и яковый йогурт!
Обитатель
01.05.2019 20:56

Яшви огляделась, как будто пыталась посчитать, сколько именно вещей Сигрун подразумевала под словом "немного" но сочла, что все же и правда не так много, как могло быть. По сравнению, например, с количеством личных вещей наложниц в клане Кобр всего было и правда совсем немного. Хотя, быть может, такое впечатление создавалось из-за разницы в размерах комнат - в монастыре они были чуть больше, чем в резиденции Кобр. Только жили здесь вдвоем. Словом, арифметика это была непростая.

- Эта, - она указала на тот футон, с которого девушка убирала свитер. Логично, что незнакомка не поняла, где чья кровать, потому как ничего не выдавало, что у конкретно этой кровати уже есть хозяйка - она выглядела нежилой. Только Яшви знала, что под тонкой подушкой спряталась уродливая кукла, которую, возможно, стоит прятать чуть тщательнее, чем всегда. Во-первых, девочки в ее возрасте уже давно не играли в куклы. Во-вторых, эта вещь была слишком личной, чтобы ее кому-то показывать. И в-третьих, она облегчала призыв духов, и наверное правильнее держать ее подальше от чужой энергетики. И вообще она была довольно страшненькой, не то произведение искусства, что Яшви видела в магазинах в Лхасе.

- В шесть утра звонит колокол, - ответила Яшви. Она подошла к умывальнику, чтобы вымыть руки, пропахшие горькими травами. - Я встаю еще раньше. И ложусь очень рано. Почему ты кричишь по ночам? Ты плохо спишь?

Все тот же свет над головой,
Все тот же вроде бы,
И небывалые слова твердит юродивый.
Появились следы тех, кто еще не пришел,
А за стеной опять монгольский рок-н-ролл.
Ученик
10.05.2019 20:39

- В шесть утра! - повторила Сигрун и к своему удивлению обнаружила, что это ее совсем не пугает. Вернее, пугает не так сильно, как она ожидала. Больше ее смущало "рано ложусь". Ведь самое интересное всегда происходит после отбоя: всякие разговоры, а то и вечеринки с танцами. Правда, девушка была уверена, что в монастыре с вечеринками туго. - А что
здесь вечерами делают?

Что угодно делать, лишь бы спать поменьше...

- Да, я плохо сплю, - вздохнула она в ответ на вопрос соседки. - Я как будто каждую ночь "Звонок" смотрю.

На секунду умолкнув, Сигрун подумала, что о дневных глюках можно пока не рассказывать. И так все понятно станет.

- Я не каждый раз ору, - добавила она.

А все медитация и яковый йогурт!