Линь Ян Шо
{{flash.message}}

Просьба не повторяться

Описание локации:

Огромное горное озеро с чистейшей пресной водой. Царственные ивы и заснеженные вершины гор отражаются в водной глади, и кажется, что озеро – это огромное зеркало или огромные ворота в другой мир, являющийся точной копией того, что в него смотрится. Вода довольно прохладная, но песчаный берег в одном из мест очень удобен для купания и проведения тренировок. Это место особенно облюбовали для себя маги Воды, чувствующие единение со стихией, но нередко проводятся занятия и по другим магическим дисциплинам и навыкам. А порой можно встретить и тех, кто тренировкам предпочитает рыбную ловлю - в озере водится много рыбы, в основном – форель и карпы. Вдоль кромки воды, густо поросшей сочной травой, вокруг всего озера ведет неприметная тропа, и найти ее может только очень внимательный или просто знающий про нее человек. В стороне от пологого берега обитатели монастыря построили леваду - огороженный деревянным забором участок земли, где выгуливают монастырских лошадей.

Сообщений: 5
АвторПост
Обитатель
18.06.2014 20:59

Ловим уединение. Старательно ловим, с душой, с чувством, с толком, с расстановкой - хватаем за хвост и наматываем на запястье, чтобы точно никуда не сбежало. Чтобы никаких Катар на горизонте не появилось. Чтобы никто больше мозг своими занудными приставаниями не раскурочивал...
Честное слово - чтобы в этом чудном заповедном месте оставаться курильщиком, нужно быть упертым как баран, не иначе. Потому что извлечь сигарету и всласть подымить - здесь задача почти невыполнимая. Подкараулят, поймают, накроют - отоварят какой-нибудь гадостью вроде дежурства. У Марино не столько хорошо знакомых мастеров, чтобы можно было выезжать на доверительных отношениях и ничем не заморачиваться. Точнее, такой знакомый мастер вообще на весь монастырь всего один - как сами понимаете, шанс на него нарваться невелик.
И все же - в косой, утекающей из пальцев ткани времени все же иногда удается неким шестым чувством нащупать волшебный свободный промежуток. В который почти наверняка никто не влезет. Во всяком случае, это время и это место показались итальянцу именно таким промежутком. Где Олин смог сесть, блаженно вытянуть ноги - и с легкой душой наконец закурить, как следует прополаскивая легкие табачным дымом. Да, да, десять тысяч раз вредно. Но давайте вы сами сперва никотином протравитесь - и из такого положения порассуждаете о вреде и о завязках, а Олин поглядит, как оно у вас лихо получится...

– Отродье Леворукого! Пособник еретиков! Изыди!
– Не хочу.
Младший мастер
26.12.2014 12:10

Ярина бежала по берегу озера босиком, время от времени раздраженно ойкая, когда что-нибудь острое либо просто твердое втыкалось в босую ступню. Одесситке не так давно вздумалось усиленно тренировать и развивать свою магию Земли - а она так где-то слышала, что этим делом лучше заниматься босиком. Ну, или ей казалось, что слышала... Ну суть важно, в общем, главное, что пунктик в рыжей голове сидел. И Ярина на бегу пыталась на своих ногах как-то там сосредоточиться, что-то такое прочувствовать, кроме колючих пятки камней - получалось, честно говоря, из рук вон плохо. Вот прямо вообще не получалось. Наверное, одесситка таки делала что-то не то. Может, надо было стоять на месте, вытянувшись в струнку, и терпеливо ждать, когда наступят прозрение и нирвана - Ярина так не умела, стоять на месте казалось скучным и нудным. Девушка думала, может, все-таки можно это дело как-нибудь заменить неторопливой пробежкой, чтобы все равно что толковое получилось... оказалось, получить можно только заряд сигаретного дыма в лицо.

- Добре! - с нажимом сказала Ярина, останавливаясь напротив Олина и глядя на него сверху вниз - мамочки, в кои-то веки, на эту шпалу, да сверху вниз! И неважно вообще, что итальянец нынче сидит, ссутулившись почти до невозможности. Слегка сморщившись, одесситка помахала ладошкой у лица, разгоняя дым. И в охоту же некоторым этой мерзостью дышать... Ярина такого отношения к себе, любимому, а тем более - любимой, понять никак не могла, ну просто в упор. И на Олина посмотрела таким специальным, сверлящим взглядом - мол, если себя не жалеешь, так хоть меня, маленькую, рыжую и красивую пожалей. Подожди, мол, пока я пробегу, спрячь свою дымилку на минутку, а потом - пожалуйста, продолжай сопеть в свое удовольствие...

Он утром выйдет к завтраку, у всех на тарелках перловка или пюре, по вторникам еще и лимон. А ему подают один большой кусок маасдама, даже без хлеба. Он вздохнет и начинает тереть об маску. Медленно и торжественно, как и полагается повелителю ситху.
Обитатель
28.12.2014 19:16

Итальянец, если уж говорить начистоту, без всяких ужимок и уверток, вообще-то не особенно любил, когда им пытались рулить, манипулировать, управлять либо совершать с его наглой мордой ещё какие-либо действия, имеющие сходный смысл. Другое дело, что некоторым людям Марино это более или менее безропотно позволял. К примеру, наставнице - вот тут никаких вопросов нет, ни малейших. Она, в конце концов, на то и наставница, чтобы указывать, что и куда, не разъясняя особенно подробно движущих ею мотивов. Там Олин сразу закидывал лапы за голову и чесал по указанному маршруту, не вякая и рот без разрешения не разевая. Скажут в морг - значит, в морг, прямой наводкой, не задавая никаких вопросов, и самому себе бирку с номерком на большой палец ноги повесить...
Совсем другое дело - люди левые, особенно если они Олином и в друзья даже не зачислены. Вот таким индивидуумам итальянец собой командовать не позволял, разве что для представителей власти исключение делал, и то, признаться, не всегда. Поэтому на наезды Ярины Олин отреагировал более чем прохладно. Точнее, сделал вид, что никакого наезда нет и в помине, а то, что, некоторым людям сигареты в чужих руках могут не нравиться, так про это он вообще впервые в жизни слышит...
- День добрый, - невозмутимо ответил девушке Марино, сохраняя такое непоколебимое спокойствие, что любой буддист бы позавидовал. На прицельный негодующий взгляд Ярины ответил невинным поднятием бровей и выпустил куда-то в сторону длинную струю сизого дыма. Так изобразил, что никаких намеков по жизни не понимает - хоть сейчас выпускайте на сцену и вручайте "Оскар" за лучшую мужскую роль... или за что их там нынче раздают?

– Отродье Леворукого! Пособник еретиков! Изыди!
– Не хочу.
Младший мастер
08.01.2015 01:09

Сменив за минуту с десяток выражений лица и пробежав всю гамму от просто недовольной рожицы до наигрознейшей физиономии, Ярина откровенно озадачилась. Почесала отчаянно засвербевший от вонючего дыма и от задумчивости кончик носа - и принялась, энергичными движениями ладошки разгоняя клубы табачного амбре, мелкими шажками обходить Олина по кругу. Одесситка в тупик заходила нечасто, но весьма основательно, и там уж оставалась куковать надолго, то почесывая за ухом, то хватаясь за многострадальный кончик носа. А сейчас тупик вырисовывался именно такой. Самый что ни на есть чарующе беспросветный, где саму себя еще и замуровать можно.

Олин, хамская его физиономия, красноречивые и даже кричащие намеки в виде суровых выражений лица Ярины понимать отказывался напрочь. И сверлить его взглядом тоже оказалось затеей дохлой - уж неизвестно, из чего этих итальянцев делают там, на их потрепанном сапоге, а только явно из чего-то ультратвердого и пулеметными очередями сверлящих взглядов не пробиваемого. Вполне может статься, тут и с динамитом подходить будет бессмысленно...

- Ты... эммм... ничего, может, сделать не хочешь? - аккуратно забросила первый крючок Ярина.Говорить в лоб "убери свою вонявку" казалось одесситке неприличным, мастера звать - вообще подлым. Ну и потом - в какой-то степени, наверное, Олин таки имел право заводить на занимаемой им территории дым столбом. Ежели это его способ самовыражаться - таки почему бы и нет?...

Он утром выйдет к завтраку, у всех на тарелках перловка или пюре, по вторникам еще и лимон. А ему подают один большой кусок маасдама, даже без хлеба. Он вздохнет и начинает тереть об маску. Медленно и торжественно, как и полагается повелителю ситху.
Обитатель
24.01.2015 22:58

О, ну понятно, что тут за происшествие вырисовывается... Встретились два упрямства, столкнулись лбами. Причем оба - осторожно, едва ли не на цыпочках ходят вокруг да около. Одна все никак не решится в лоб сказать что-нибудь вроде "Подавись ты наконец уже своей сигаретой, наркоманище" - а второй точно так же находит не вполне общественно уместным заявить ей в ответ "Отлезь и сгинь, коротышка". Так, честно говоря, тупить можно долго - что лично итальянца вполне и даже более чем устраивает, свободного времени у Марино завались, целый товарный состав загрузить хватит. Свободное время - оно, кстати, вещь неожиданно вертлявая и парадоксально паразитская. Мало его - это плохо-отвратительно, подавайте еще. Много его - да вы что, черти, с ума сошли, куда его столько, тошнит уже, а ну забирайте назад. А золотую середину хрен найдешь. Так вот и бегаешь.
- Сделать? Я? Что? - с деланным удивлением поднял брови Олин. И тлеющим кончиком сигареты начертил в воздухе кривоватый полукруг, словно собираясь на этом диапазоне отложить возможные варианты: - Намекаешь, что я должен тебя поцеловать? Или признаться в любви? Жаль тебя разочаровывать, но - нет. Я люблю девушек, от которых уши не болят. А ты, прости за откровенность, такая громкая, что способна, не особенно повышая голос, дозваться человека, находящегося на другом конце монастыря. Плюс - ты ведь, кажется, встречаешься с Дмитро? Так я не думаю, что он такие признания оценит. Или я обладаю какой-то устаревшей информацией касательно статуса своих отношений? Что-то поменялось с тех пор, как я в последний раз натыкался на вашу воркующую парочку? - и, выдав этот средней длины монолог, Олин в очередной раз поднес к губам сигарету, испытующе глядя на Ярину. Было любопытно, как рыженькая одесситка на такую речь отреагирует. Наверное, возмущенно забулькает? Смешно заподпрыгивает на месте, как она прекрасно умеет? Пожалуй, что да. Было бы глупо ждать от нее железной выдержки и равнодушно-спокойной реакции.

– Отродье Леворукого! Пособник еретиков! Изыди!
– Не хочу.