Линь Ян Шо
{{flash.message}}

Охота

Описание локации:

На западе горы заметно ниже, склоны местами покрыты редкими кустарниками и травой, иногда здесь можно увидеть диких животных. Между горами петляет узкая тропа, ведущая к деревне, а, пройдя черед одно из ущелий, можно выйти к бурной горной реке, яростными водопадами спадающей на местами расколовшиеся камни. Кое-где между камней цветут эдельвейсы, причудливая красота которых привлекает взгляд. В западных горах наряду с тайными ущельями и узкими перевалами спрятано огромное множество мелких зеленых долин и холмов с огромным количеством лекарственных растений, произрастающих преимущественно на Тибетском плато. Горы на западе - место для выпаса домашнего скота и традиционные охотничьи угодья. Так что если задумаете сходить на охоту, будьте аккуратны - земля изрыта кроличьими норами, а за каждую добычу с вами сможет посоревноваться не только тибетская лиса, но и многие обитатели монастыря, решившие прогуляться в своем зверином облике.

Сообщений: 18
АвторПост
Обитатель
15.03.2019 18:30

На какое-то время Маркус словно загрузился, телесно оставаясь на своем прежнем месте, но мысленно витая где-то далеко, и, не желая насильно вытаскивать его из этого состояния, Тору просто к нему не лез, думая, стоит ли оставаться и продолжать не слишком содержательный разговор с мальчишкой или идти своей дорогой, благо времени он со всеми своими блужданиями и этой охотой и так потерял уже немало, и его запланированная тренировка рисковала превратиться в обычную прогулку по горам. Но от принятия окончательного решения его отвлекло возвращение "мальчика-оборотня" в реальность и последовавший за этим вопрос.

- Хм... Сложно сказать. - Тору и сам не мог понять, отвлекает ли его Маркус, ведь, если разбираться, его никто не просил подходить и подкалывать парня на тему его мясного рациона. Так что обвинять двоюродного брата Яреци в том, что он нарушает его планы, было бы как-то совсем некрасиво.

- А ты, кстати, сам до монастыря доползешь? Вид у тебя после превращения не очень здоровый.

Не то, чтобы Тору сильно переживал за Маркуса, но Яреци бы точно не одобрила, оставь он ее брата и дальше "врастать в камень". Хотя тому это, может, даже и нравилось, поэтому, прежде чем делать какие-то выводы, Тору решил послушать главное заинтересованное лицо.

С треском лопнул кувшин:
Вода в нем замерзла.
Я пробудился вдруг.
Обитатель
15.03.2019 18:58

- Я... дойду, а что делать? Не потащите же вы меня до монастыря? - Хмыкнул он, глядя на мужчину, а потом снова попытался встать. Когда у него это получилось, он протер лицо руками и снова посмотрел на мужчину. Этот глупый разговор, да и не разговор вовсе, следовало заканчивать, и ему необходимо было уходить, чтобы не отвлекать мужчину от его тренировки.

Ветер усиливался, и нужно было уходить. Потому что у него и без того иммунитет не очень, да и болеть нельзя. Ему не нравится, когда его кто-то лечит, он не любит обращаться к врачам, да и вообще не понимает, каково это, когда о тебе заботятся. О нем просто никто никогда не заботился.

Он наклонился и вытащил из-за камней тушу. Для него самого это было достаточно тяжелое животное, и он, молча поклонившись мужчине, направился в сторону монастыря...

Приходит к нам прозрение желанием прощать
И непростым умением любить и ждать...
Обитатель
15.03.2019 19:48

Спорить с Маркусом Тору не стал, поскольку действительно не планировал тащить парня на собственном хребте. Несмотря на то, что тот явно не производил впечатление сильно откормленного юноши, он явно превосходил в весе его самого, что делала транспортировку молодого мужского туловища не самым приятным занятием.

- Раз дойдешь, прекрасно. - В первый момент, глядя, как Маркус возится с тушей, Тору хотел уже было предложить свою помощь, но передумал. Парень уже давно вырос из розово-ванильного возраста, когда с него следует сдувать пылинки и не позволять ему лишний раз напрягаться, так что вполне мог разобраться со своей проблемой сам. По мнению Тору, двоюродному брату Яреци вообще следовало учиться большей самостоятельности и способности преодолевать встречающиеся на пути трудности. И лучшим учителем в этом вопросе была сама жизнь, так что сам он решил не вмешиваться, а просто идти своей дорогой, которая уже в скором времени должна была завернуть обратно к монастырю, поскольку на блуждания и разговоры он потратил слишком много драгоценного времени.

С треском лопнул кувшин:
Вода в нем замерзла.
Я пробудился вдруг.