Линь Ян Шо
{{flash.message}}

Некоторые любят погорячее

Описание локации:

Ворота ведут к выходу из деревни, за ними, дальше на север, расположено горное озеро. Если, немного не доходя до озера, свернуть левее, а затем снова взять на север, то натоптанная тропа приведет к Монастырю, точнее к Главным его воротам. А если почти от самых ворот пойти сразу налево, то вторая тропа приведет уже к Западным воротам. Но в целом и тот, и другой путь до Линь Ян Шо займут примерно одинаковое время.
В небольшом отдалении от ворот и остальных деревенских домов построен лазарет - небольшое одноэтажное каменное здание. Дежурные врачеватели, спускающиеся сюда из монастыря, бесплатно оказывают необходимую помощь всем, кто в ней нуждается.
Также именно тут находится отрада путников – деревенский колодец со студеной водой, а рядом – колокол, задача которого – оповещать жителей о возможной опасности. Но, скорее всего, он молчит уже много лет или даже десятилетий.

Сообщений: 27
АвторПост
Ученик
13.07.2021 19:41

Двигаясь следом за престарелым, но в то же время не по внушительным летам осанистым жителем деревни - при каждом шаге ступая подошвами кроссовок намного осторожнее обычного, дабы снова не повело от неприятного головокружения, пытаясь запереть ищущую выход Манипуру в её "владениях", и спиной чувствуя взгляд девушки, идущей в хвосте - младшая Судзуки слегка запоздало поняла: выговор травницы по имени Цэрин неуловимо отличается от общепринятого в Линь Ян Шо, больше напоминая речь "флагмана" их небольшого конвоя, Лхамо-доно, её маленького внука и прочих обитателей деревни. Поначалу с той же Лхамо приходилось изъясняться едва ли не жестами. Адаптация в совершенно новом социуме не заставила себя долго ждать: бесконечные часы за словарями превратили крошечный задел познаний китайского в достаточно свободное владение языком, отшлифованное общением и с деревенскими, и с монастырскими. Тем не менее, полукровка заметила разницу - а также реакцию Цэрин на своеволие огненной чакры, в буквальном смысле вылившееся на землю горящими сгустками.

Что-что, а пугать пришедшую на помощь девушку с необычным именем, не в пример многим монастырским европейцам корректную, Хидна ни в коем случае не желает, вдвойне сосредоточившись на ощущениях за грудиной. "Цэ-рин"... а имя ли это вообще? Может, фамилия? Похоже на то.

Стоптанные и разношенные кроссовки, бывшие некогда белоснежными - а сейчас, ко всему прочему, несущие на истёртых носках следы сажи - заняли положенное им место: у входа в жилище почтенного и, судя по манере общения как с местными, так и двумя молодыми девушками, достаточно экспрессивного старика.

- Я не попрыгунья, - Судзуки, послушно заняв указанное место за столиком, невозмутимо поправила хозяина дома, после недолгих субъективных оценок физической формы гостей скрывшегося в соседнем помещении и вещающего уже оттуда. С продолжением хафу повременила, вежливо предпочитая дождаться его возвращения и глубоко, равномерно дыша.

- Меня, да, Хидна зовут. Или Мотидзуки Хина - возможно, вы знаете Мотидзуки-сенсея? Он с супругой проживает наверху, в монастыре. Я его родственница, - представляясь по всем правилам, полукровка низко склонила голову и плечи, проявив необходимый минимум уважения старику, а после глянула на травницу, однозначно давая понять, что следующий вопрос касается и её тоже: - Как я могу к вам обращаться?

Обитатель
14.07.2021 12:12

Девушка, названная стариком попрыгуньей, первой заняла место за столиком, оставляя Цэрин Лхаце, как и раньше плестись в хвосте. Хотя травницу роль вечной замыкающей ничуть не смущала. Она не относилась к числу людей, летящих вперед сломя голову, предпочитая мягко и как можно более незаметно оказывать поддержку тем, кто занял позицию на передовой, даже передвигаясь так тихо, словно она являлась бесплотной тенью, а не живым человеком. Тенью, вроде тех, что долгие годы кружили вокруг брата, постепенно превращая его в жалкое подобие разумного существа...

- Опять Мотидзуки? - голос вошедшего в комнату старика отвлек Цэрин Лхаце от несвоевременных мыслей, возвращая к реальности. - Вашего брата я хорошо знаю. Уже больше десятка лет. Вон, у меня тут даже комната твоей родни имеется. - Рукой с полным воды стаканом один из старейших жителей деревни махнул в сторону ближайшего к Мотидзуки Хине прохода, второй рукой водрузив на стол гигантскую кружку. Но даже не внушительные размеры емкости для воды поразили травницу в первую очередь. Жонг каким-то удивительным образом либо услышал их разговор с добровольной пожарной, либо сам догадался о ее потребностях, в очередной раз вызывая вопрос, является ли он вообще человеком.

- Что-то японцев и европейцев здесь скоро станет больше, чем тибетцев. Мы с тобой уже практически вымирающий вид. - Старик подмигнул Цэрин, ставя перед ней стакан, и продолжил. - Можешь звать меня старик Жонг. Меня здесь уже лет пятьдесят так называют. - И хозяин дома разразился каркающим смехом, удивительным образом поменяв звучание своего голоса. И в этот момент травнице показалось, словно старик и не шутил, а уже родился старым примерно в то же же время, что и появилась сама деревня, и чтобы как-то скрыть этот факт время от времени менял себе имена. По крайней мере, по деревне ходил слух, что имя Жонг не было дано ему при рождении, а по неизвестной причине стало своеобразным прозвищем, закрепившимся на долгие годы.

- А меня можете называть, как и раньше, Цэрин. - Понимая, что ответа ожидают не только от старика, травница позволила себе нарушить молчание. - Или полным именем - Цэрин Лхаце. Если что, у меня нет фамилии. Только двойное имя.

Последнее прорицательница решила уточнить из-за постоянной путаницы, связанной с непривычными для иностранцев тибетскими традициями. Многие коренные тибетцы до сих пор не имели фамилий, а потому нередко увеличивали имена, как в ее случае или как в случае Кету, оказавшегося тезкой сразу двух жителей деревни, а потому получившего в качестве прибавки к имени упоминание места рождения. Но пока вопросов по этому поводу ей не задавали, Цэрин предпочитала не вдаваться в лишние подробности, вместо этого поблагодарив Жонга за воду и взявшись за любезно предложенный стакан.

Даже Будда, если он из глины, не уцелеет, переходя реку вброд.
Ученик
15.07.2021 01:15

- Правда? Странно тогда, да, что о вас ничего раньше не слышала... - названная Мотидзуки, благодарно приняв предложенную ей спасительную ёмкость с водой, неожиданно монструозных размеров, не знает, насколько гостеприимный дед сведущ в структуре родового древа её приёмного семейства - где со слов Джуна молодых девушек сильный дефицит, исключая жён носителей славной фамилии, - а потому поддерживает оговоренную с наставником легенду о её происхождении, не вдаваясь в подробности. - Хотя я давно в монастыре, да, и в деревне бываю часто.

Мотидзуки-сама по возвращении надо бы расспросить о внезапно обнаруженной в одном из деревенских домов "фамильной" комнаты - и заодно разузнать возраст Жонга, чьё игривое поведение, расплывчатые формулировки и сопровождающий фразы смех налагали на короткий рассказ о себе печать сомнения. Но сейчас высказываться вслух Сан сочла излишним: зачем подставлять сенсея, рискуя неосторожно ляпнуть что-то не то, чему подплавленные мозги уверенно способствуют? Стоит хоть немного привести себя в норму - чем девушка и не замедлила заняться, ухватив необъятную кружку обеими руками.

Пусть Хидна и не Альф, хотя феноменальной прожорливостью куда как похожа - подозрения развеивает кончик носа, задорно задранный вверх, тогда как киношному пришельцу полагается иметь противоположный, да размерами побольше - но жидкость, убывающая со скоростью работы хорошей помпы, всё-таки находит где-то внутри хафу бездонную бочку. Впрочем, со снятием симптомов энергетической передозировки нехитрый дар старика тоже справляется. Чрезмерно бледное лицо полукровки понемногу приобретает привычный оттенок, а жгучий румянец на щеках и переносице сходит на нет. Присутствует и чисто насущный стимул включиться: фраза Жонга, произнесённая на улице, адресованная Цэрин и начинавшаяся с "воды попьёт", совершенно точно продолжалась словами "да перекусит". Где же тут расклеиваться, когда тебя посулили ещё и накормить?

- Шпашыба, Жонг-сама, - прогудела Судзуки спустя несколько секунд в наклонённую градусов на семьдесят и поднятую почти до бровей кружку, на свой японский лад дополнив имя хозяина дома - и, услышав ответ Цэрин Лхаце, аж отвлеклась от своего важнейшего занятия. Из-за края посудины показались слегка округлившиеся глаза; недоверчиво склонив голову к правому плечу, точно немецкая овчарка, озадаченная заведомо невыполнимой командой хозяина, девушка совершила могучее глотательное движение и недоуменно спросила: - Нет фамилии? Это как?

Обитатель
16.07.2021 01:35

- Вот ведь неблагодарные мальчишки, - покачал головой старик, несмотря на резкие слова не выглядя ни капли огорченным. - Один несколько лет тут бока грел, а теперь, оказывается, обо мне и не слышали.

По мнению Цэрин Лхаце, уж не хозяину дома было жаловаться на отсутствие известности, поскольку в деревне его знали все. И то, что Хидне или Мотидзуки Хине до этого момента не попадалось о нем никакой информации, являлось не более чем удивительной случайностью. На которую Жонг выдал порцию неразборчивого стариковского ворчания, из которого травница умудрилась вычленить только сильно искаженные слова "японцы" и "бестолковые", что, как ей показалось, было сделано умышленно.

- Жонг-сама, звучит-то как мудрёно, - старик снова что-то пробормотал себе под нос, а затем предпочел временно оставить своих гостей и оправиться на кухню, где с новой силой загремел посудой, напевая мотив старой тибетской песенки. И, воспользовавшись его отсутствием, Цэрин Лхаце решила потратить несколько минут на пояснения, касающиеся отсутствия фамилии, дабы не мусолить одну и ту же тему на протяжении длительного времени.

- У многих тибетцев нет фамилий, - начала травница, предварительно сделав больной глоток воды из выданного ей стакана. - Возможно, раньше вы просто не обращали на это внимание. Так уж исторически сложилось.

Наверное, ей следовало рассказать что-то еще, но прежде чем Цэрин Лхаце смогла дополнить свои слова, в комнату вернулся старик, торжественно водрузив на стол огромное блюдо с пирожками и тарелку с нарезанным кубиками вяленым сыром. И на этом хозяин дома не остановился, скрывшись в, как поняла девушка, своей комнате, чтобы через пару минут снова появиться в главной комнате, торжественно потрясая подозрительной бутылкой.

- Великая удача, - сообщил Жонг, занимая место за столиком. - Думал, этого дивного напитка больше не осталось. - Далее старик, жестом фокусника вынув откуда-то из-за спины три вставленных друг в друга маленьких стакана, принялся восхвалять достоинства странной мутной жижи, в то время как глаза Цэрин Лхаце с каждым его словом увеличивались в размерах все больше и больше. Уж что, а пить не привычная к алкоголю травница планировала в последнюю очередь. Но, неплохо зная чрезмерно гостеприимного хозяина, девушка догадывалась - отказать ему в подобном деле было столь же трудно, как съесть за один присест целого яка. И, с учетом этого, расклад на ближайшее будущее немного пугал непредсказуемыми даже для прорицательницы последствиями.

Даже Будда, если он из глины, не уцелеет, переходя реку вброд.
Ученик
16.07.2021 19:33

Нет фамилий. Исторически сложилось... разве это оправдание? Но длинноволосая девушка со стаканом в руке, сидящая рядом, судя по всему, говорит серьёзно. Ну и дела... Удивлённая полукровка, допивающая последние капли воды из своей гигантской кружки, собеседнице почти сочувствует: как так можно, двойное имя же не компенсирует отсутствия самого главного идентификатора, да и вообще... Но в какой-то момент вспыхивает озарение: Цэрин права. Младшая Судзуки настолько привыкла к Лхамо, что никогда не задумывалась о том ранее, воспринимая как должное: ведь старушка всегда была просто Лхамо, и внук её, смышлёный не по годам Норбу - тоже. Да и сама укротительница огня недалеко ушла от этнических тибетцев, если рассудить здраво. Хидна - на самом деле Хидна, а никакая не Мотидзуки Хина. Почему бы и Цэрин Лхаце не быть такой же "ехидной", совсем-совсем бесфамильной, чем она хуже? Ничем - даже лучше. Ведь настоящих имён у неё целых два.

- Поняла. Немного неожиданно, да... Цэрин-доно, - прокомментировала хафу, несколько обескураженная размышлениями и вытекающими из них выводами. Нет, ложными самовнушениями приёмная Мотидзуки себя не тешит, прекрасно понимая, что обретённые ею после встречи с Джуном фамилия и имя не настоящие; однако осознание принадлежности к обособленной группе лиц - в данном случае, семье, - для японки крайне важно, а конкретно для Сан - втройне. По той же причине ей долго не давало покоя "магическое бессилие", словно бы отдаляющее девушку от прочих обитателей монастыря: от общества, представленного самыми разными талантами, но непременно магическими. Со временем проблема исчезла сама собой - как оказалось, нужно было просто подождать.

- Это по-японски, - считая своим долгом защитить "неблагодарных мальчишек", взяв всю вину за неосведомлённость на себя, пояснила Хидна, только и разобравшая в негромком стариковском брюзжании слово "японцы", роднящее её с Джуном и остальными Мотидзуки сильнее всего прочего. Жонга, учитывая его весьма преклонный возраст, понятно как называть, с языка само слетает; с составным именем травницы, поставившим в тупик, уже посложнее, но девушка вышла из положения, по своей логике просто приравняв первое - а значит, более важное, - к фамилии и добавив почтительный суффикс. - а сенсей и родственники ни при чём, это я виновата, да, что мало интересовалась деревней.

Хозяину дома, казалось, до объяснений Судзуки не было никакого дела. Старик, подкрепляя своё обещание действием, устроил целое представление: для начала на столе появилось целое блюдо съестного, которое голодная гостья, потянув воздух вздёрнутым носом, немедленно принялась пожирать глазами, не смея прикоснуться к сыру и пирожкам без разрешения, хотя и без того очевидно, для кого они принесены. Самолично присоединиться к гостьям Жонг счёл невозможным без финального штриха в виде бутыли с неведомым содержимым, сдобренной изрядным потоком рекламы, на что Цэрин отреагировала примерно так же, как до того Хидна - на специфику тибетских имён. Если даже эликсир является спиртосодержащим - что в этом такого?

Обитатель
17.07.2021 01:03

На непривычное обращение Цэрин Лхаце на несколько секунд приподняла правую бровь, но постаралась сразу вернуться к своему стандартному выражению лица. В конце концов, Хидна имела право называть малознакомую девушку так, как ей было удобно, если речь не шла об оскорблениях. И хоть травница и не знала, что значит "доно", очень сильно сомневалась в наличии у родственницы Джуна желания назвать ее каким-то обидным словом. Скорее, наоборот, первая известная ей женщина по фамилии Мотидзуки была предельно вежлива по отношению не только к пожилому человеку но и к практически своей ровеснице.

- А вы глазами не хлопайте, - сообщил старик, когда их небольшая компания в полном составе разместилась за столиком и была готова приступить к еде и, судя по всему, насильной дегустации какого-то подозрительного алкогольного напитка. - Пирожки несколько часов назад напекли, а вот сыр и вот это, - Жонг нежно провел рукой по бутылке, - я из Лхасы привез. Дочка делала. Сам Будда никогда такого не пил.

Мутная жидкость полилась в первый из стаканчиков, и Цэрин, предчувствуя серьезные проблемы, сделала несколько судорожных глотков воды. Последний раз она пила спиртное... Девушка и вспомнить не могла, когда это было, догадываясь, что с таким малоопытным дегустатором даже несколько капель горячительного напитка могут сотворить что-то непоправимое. Но старика, казалось, подобные мелочи совершенно не волновали. Буквально через минуту два стаканчика были придвинуты к девушка, а еще один замер в руках Жонга, ожидая возможности быть использованным по назначению.

- Все, давайте уже есть и пить, если вы не собираетесь выказать мне отказом неуважение. - Не планируя больше ждать ни секунды, старик влил в себя содержимое стакана и довольно заурчал. И Цэрин Лхаце не оставалось ничего иного, как последовать его примеру, побаиваясь, что "знак уважения" сразу начнет прокладывать путь обратно. Но, к счастью, страхи оказались беспочвенными, и подозрительный напиток вместо ожидаемой горечи принес ощущение мягкой сладости и тепла, пока не планируя, как это бывало даже с местным пивом, проситься наружу.

Даже Будда, если он из глины, не уцелеет, переходя реку вброд.
Ученик
17.07.2021 19:48

Получив разрешение попробовать на вкус свежеиспечённые пирожки, источающие соблазнительный лёгкий аромат чего-то мясного, и взявшись за один из них, отставившая кружку-ведро в сторонку младшая Судзуки поймала себя на забавной мысли: нередко её трапезы в деревне сопровождаются неполадками с рукой, тем или иным способом заработанными. Причём, что характерно, каждый раз - с левой. Удовольствие от первой в жизни девушки миски с супом тукпа было несколько омрачено - если не считать, конечно, гипотермию, почти полную потерю памяти и излеченную Тео минутой ранее черепно-мозговую травму, - трещиной в левой ключице, доставляющей сильный дискомфорт при еде; сейчас - мясные пирожки и сырные кубики против злополучного локтя. А несколько месяцев назад, передвигая по просьбе Лхамо тяжёлый сундук, Хидна умудрилась прищемить пальцы, успев отдёрнуть только одну руку. Ногтевые фаланги реагировали на прикосновение острой болью ещё несколько дней; со столь дурацкой травмой незадачливая помощница в лазарет обращаться устыдилась, и некоторое время пришлось изображать правшу в столовой уже не по своей воле.

- Что-то не так, Цэрин-доно? - в отличие от старика, чьё выражение лица лучше всяких слов доказывало его удовлетворение как молодой компанией, несмотря на ворчание, так и выпивкой, произведённой в Лхасе его дочерью самому Будде на зависть, травница со своим стаканом близко знакомиться не торопилась. Наверное, не стоит говорить с набитым ртом - но уже второй пирожок сам себя не съест, а рядом нет позабытой Юми с её нравоучениями. Когда ещё пообщаться с родными, если не за завтраком? Папу поди ещё излови до позднего вечера, да и за столом он не всегда появляется, причём чаще - с телефоном. А сама сестрёнка? Шмыг на учёбу - и нет её, а после занятий готовилась, готовилась и ещё раз готовилась в своей комнате к поступлению, забывая даже поесть... А потом и вовсе уехала...

Огорчать Жонга отказом нет ни малейшего желания, да и Цэрин Лхаце, выдержав паузу, всё-таки взялась за стаканчик с мутноватой "мечтой Будды"; свою порцию настойки хафу для начала пригубила самым краешком губ, но уже через мгновение отправила напиток в рот и приподняла уголки губ, прикрыв глаза. Как показала практика, пытаться угомонить Манипуру пищей и водой - всё равно что тушить жерло извергающегося вулкана жалкой струйкой воды из садового шланга. Глотки сладковатого спиртного словно пришлись подходящим ключиком к замочной скважине: от груди по телу поползли приятные волны, одновременно прохладные и согревающие, расслабляя уставшую "пожарную" и помогая её магической силе сгладить побочные эффекты от недавнего энергетического воздействия на стихию.

Обитатель
21.07.2021 00:12

Колебания не умеющей пить травницы заметил не только чрезмерно радушный хозяин, но и родственница Джуна, в отличие от нее самой не испугавшаяся даров старика. И пусть Цэрин Лхаце не имела обыкновения рассказывать о своих слабостях, последовавший в ее адрес вопрос требовал хоть какого-то ответа, на который девушка решилась только после маленькой победы над содержимым стаканчика, к счастью, достигнутой без серьезных жертв.

- Нет, все в порядке, - покачала головой травница. - Просто я обычно не пью и... - Цэрин Лхаце так и не смогла договорить, засмотревшись, как в ее стаканчик снова полилась мутная жидкость, перечеркивая все недавние достижения. - Простите, напиток вашей дочери прекрасен на вкус, но нам нужно возвращаться в лазарет, и мы не можем долго задерживаться и много пить.

Казалось, ее слова отскакивали от старика, как мяч от стены, поскольку хозяин дома с невозмутимым видом продолжил наполнять опустевшие стаканы, не забывая и свой собственный, лишь после окончания этого несомненно важного для него действа удовлетворенно хмыкнув и решив снизойти до ответа.

- От нескольких капель настойки ничего не случится, особенно если не брезговать угощениями, - старик демонстративно ухватился за один из пирожков. - Вот попрыгунья Мотидзуки - молодец, хорошо кушает. А ты над стаканчиком или жалкими крошками трясешься, боясь схватить лишнего. Вот и не выросла совсем. А будешь продолжать в том же духе, останутся от тебя одни косы да глазищи. Всю доставшуюся по наследству красоту растеряешь.

Кубик сыра, незадолго до этого зажатый между пальцами шлепнулся обратно в тарелку, а сама травница потупила взгляд, не решаясь посмотреть на старика. Ей хватило ума понять его намек на сходство с бабкой, которую из жителей деревни только он и помнил, но причины столь несвоевременного замечания остались для нее загадкой. И если даже она чувствовала себя не в своей тарелке, то Хидна и вовсе не должна была понимать и половины из происходящего, пробуждая в Цэрин Лхаце совесть и вынуждая чем-то заполнить повисшее неловкое молчание.

- Попробуйте сыр, это очень вкусно, - обратилась девушка к Мотидзуки Хине с первым, что пришло ей в голову, подкрепляя свои слова действием. "Сосед" упавшего кусочка был отправлен в рот, позволяя на какое-то время взять паузу и краем глаза проследить за тем, как довольный старик понемногу переправляет в себя свою порцию настойки и блаженно улыбается, словно еще минуту назад не устроил маленькую провокацию.

Даже Будда, если он из глины, не уцелеет, переходя реку вброд.
Ученик
26.07.2021 10:04

И всего лишь? Молоденькая травница, оказывается, не в ладах со спиртосодержащими напитками. А выражение лица-то какое было... Как если бы неподалёку от деревенского поселения чья-то чрезмерно мощная огненная чакра и впрямь отворила врата к центру Земли - и теперь на дом старика неумолимо наползает магматический поток, чьи рыжие отсветы уже видны через окно и отражаются на стекле пузатой бутыли. Цэрин просто не пьёт. А пьёт ли младшая Судзуки? До сегодняшнего дня ответом на предполагаемый вопрос от любого обитателя деревни или монастыря, включая Чуна Тео и Мотидзуки Джуна, был бы недоуменный взгляд, какими-либо пояснениями не сопровождаемый. Теперь полукровка может сказать однозначное "да", и не понимает, глядя на девушку напротив сквозь приоткрытые веки, как вообще можно опасаться чуть ли не волшебного эликсира.

Своеобразные "уроки" старшей сестрички, наперекор установленным в стране правилам подсадившей обожаемую младшую на выпивку, когда та ещё в старшую школу-то пойти не успела, даром не прошли: посредством Жонга ещё одним белым пятном в характеристике Хидны, сплошь покрытой заблокированными ячейками с вопросительными знаками, стало меньше. Для второй по старшинству Судзуки, оставшейся далеко-далеко позади, впрочем, места в новой реальности не нашлось.

Если для Цэрин Лхаце и старого Жонга напиток относится к горячительным, то для Хидны он, скорее, прохладительный - и был бы таким при любой температуре, даже будь бутылка нагретой выше комнатной. Спиртная настойка приходится ко двору хорошим комплектом к уже выпитой водице и мясному пирожку, расслабляя тело, унимая чувство голода - а заодно с ним и беспокойную Манипуру. Вот стаканчик наполняется снова... самое то к остаткам второго пирожка. А потом к Лхамо, обязательно рассказать ей об участии в случившемся инциденте, кратко, потому что дел невпроворот ещё: как минимум, травница права, нужно в ла... за-рет...

- Жонг-сама! - сменяя Цэрин, спрятавшую глаза, воскликнула силком выдернутая из сладкого наваждения хафу, опрокинув содержимое пополненного стакана в рот и спешно запихивая туда же оставшийся в руке огрызок мясного угощения. Туманные комментарии старика прошли мимо её ушей, включая похвалу за здоровый аппетит, что Судзуки считает само собой разумеющимся и не достойным обсуждения. - Простите, я не могу задерживаться, я же в лазарете уборку не закончила! Могу зайти к вам позже, да, если пожелаете! А сыр... - внезапный перевод темы поставил Хидну в тупик: травница же сама напомнила, что им давно пора возвращаться? - Ну если только кусочек...

Обитатель
27.07.2021 14:20

Помощь со стороны Мотидзуки Хины пришла очень вовремя. Без активной поддержки дежурной по лазарету, чудесным образом переквалифилировавшейся в собутыльницы, Цэрин Лхаце не рискнула бы выступать против одного из самых уважаемых людей в деревне. Этот поджарый старичок по непонятным причинам внушал ей какой-то трепет, словно она разговаривала не с добродушным пожилым деревенским жителем, которого здесь знали все от мала до велика, а с диким волком, притворяющимся домашней собачкой. Но, вероятно, она просто преувеличивала на пустом месте из-за привычки настороженно относиться ко всем ярким и необычным людям.

- Да, Жонг, простите, но нам действительно пора уходить. - Посчитав, что от слов стоит как можно быстрее переходить к действиям, Цэрин Лхаце резко вскочила из-за столика, чуть не опрокинул при этом свою полупустую кружку с водой. - Большое спасибо вам за угощение и за помощь.

Вероятно, её непоследовательность должна была немало удивить Хидну, только что согласившуюся на предложение попробовать сыр. Но, чувствуя себя совершенно не в своей тарелке, травница предпочитала поскорее вернуться к простому и понятному для неё делу подальше от внимательного цепкого взгляда, ощутимо контрастирующего с блаженной улыбкой и расслабленной позой старика.

- Как жаль, - покачал головой хозяин дома, в очередной раз прикладываясь к настойке. - Бросаете одинокого старика без компании. Но раз так, возьмите хотя бы по пирожку на дорожку. - Старик кивнул в сторону тарелки с угощениями. - Ну а ты, Попрыгунья, заскакивай, когда будет время. Не одному же мне настойку допивать? Алкоголь компанию любит.

Жонг снова начал что-то бормотать в свою жиденькую бороденку, на этот раз не позволяя гостьям разобрать ни слова. И Цэрин Лхаце, посчитав погружение старика "в себя" разрешением идти, бросила вопросительный взгляд на Мотидзуки Хину, которой приходилось постоянно перестраиваться из-за, как это могло показаться со стороны, непостоянных тибетцев, толком не понимающих, чего они хотят.

Даже Будда, если он из глины, не уцелеет, переходя реку вброд.
Ученик
27.07.2021 19:24

Кошмар! И без малейшего ведь преувеличения - самый что ни на есть настоящий. То, что Хидна отправилась наводить в лазарете лоск добровольно, вне общей очереди, а потому вроде бы с неё и взятки гладки, не имеет никакого значения. За вынужденный перерыв, вне всяких сомнений, никто не осудит: отзывчивая полукровка, ведомая чувством долга, просто не могла остаться в стороне - особенно когда её магические таланты могут пригодиться для доброго и полезного дела. Однако работа не закончена, и праздному отдыху в хорошей компании нет никаких оправданий, какими бы вкусными яства Жонга ни были.

- Извините, - в отличие от невесть из-за чего вновь забеспокоившейся Цэрин, чуть не свернувшей со столика кружку - она-то, в отличие от нерадивой дежурной, со своим занятием в лазарете успешно справилась - на Судзуки, не посвящённую в связывающие остальных присутствующих темы, старик не оказывает ровным счётом никакого влияния. Если не считать, конечно, испытываемого девушкой чувства искренней благодарности и не менее искреннего огорчения от необходимости покинуть гостеприимного хозяина, подбодрившего эксклюзивным зельем, так скоро. Вставая из-за стола - куда аккуратнее, нежели "подружка-собутыльница" - и стараясь охватить всё и сразу, Сан сцапала с блюда маленький сырный кубик, затолкала добычу со специфическим привкусом за щеку языком, точно хомяк, после чего согнулась в глубоком поклоне.

- Ариг... спасибо вам, да, Жонг-сама, - смена положения тела принесла лёгкое, сладкое головокружение, не имеющее, впрочем, ничего общего с недавним разбитым состоянием после непривычных энергетических нагрузок. Досадной ноткой выступил ушибленный локоть, при подъёме напомнивший о себе, а заодно и о необходимости показаться врачевателю; приятной компенсацией за ноющую боль в суставе тут же послужило предложение захватить с собой домашние пирожки. - я обязательно приду. Мы придём. А можно пару?

Получив добро в виде микроскопического кивка, новоиспечённая обладательница очередного прозвища быстро взяла выпечку и полубоком, дабы не поворачиваться к владельцу жилища спиной, отступила к выходу из помещения, оставляя Жонга наедине с собой. На пойманный взгляд Цэрин Лхаце младшая Судзуки ответила без слов, выразительно моргнув. Да, темноволосая травница ведёт себя немного необычно, но мало ли у людей бывает странностей: кому как не Хидне, знать об этом. Тем более что, наравне с размышлениями - сильно ли влетит от врачевателя, если тот вернулся и поскользнулся на тряпке, оставленной дежурной посреди лазарета, а также чем обернуть по возвращении пирожки, - хафу поглощена незнакомым доселе чувством вязкого удовлетворения. Сродни тяжёлому наркотику, вызывающему стойкое привыкание с первого же употребления, пресыщенная мощью пожара Манипура уже сейчас тихо намекает, что неплохо было бы купаться в океане стихийной энергии почаще.

Обитатель
28.07.2021 10:39

В отличие от разволновавшейся травницы Мотидзуки Хина оказалась немного грациознее, не попытавшись организовать разрушения или подпортить имущество старика Жонга, тем самым заслужив одобрительный взгляд хозяина дома. Но если для одного из старейших жителей деревни слова и действия молоденькой укротительницы огня стали настоящим подарком, то для Цэрин Лхаце больше напоминающий бегство уход вылился в неприятный сюрприз. С языка Хидны слетело подозрительное словосочетание "мы придем", заставившее травницу испуганно захлопать глазами. Сама она предпочла бы лишний раз не пересекаться с Жонгом, слишком много знающим о ней и её семье. Но вместо того, чтобы придумать массу причин не навещать человека, рядом с которым она чувствовала себя микробом под микроскопом, Цэрин Лхаце лишь еле заметно кивнула, не решаясь высказаться против данного за неё обещания.

- Вот и славно, - голос старика снова изменился, заскрипев, как старая дверь. - Буду вас ждать. А пирожки забирай в любом количестве, сколько унести сможешь.

- Ещё раз спасибо за все. - Посчитав, что дольше задерживаться не имеет смысла Цэрин Лхаце первой выскочила из дома чрезмерно гостеприимного хозяина, облегчённо вздохнув полной грудью. Здесь, вдали от внимательно го взгляда, девушка снова почувствовала себя комфортно и, дождавшись Мотидзуки Хину, быстрым шагом двинулись в сторону лазарета. По всем раскладам, врачеватель уже должен был добраться до своей обители с пострадавшим. А раз так, его сегодняшним помощницам следовало как можно скорее вернуться на место, по мере своих скромных сил делая все, что могло хоть как-то облегчить его работу.

Даже Будда, если он из глины, не уцелеет, переходя реку вброд.